Сведения о необычных обитателях пресных вод поступают не только из «затерянных миров», но и из вполне цивилизованных стран

«Морская корова» (персонаж, помеченный литерой «T») по Себастьяну Мюнстеру

На крючок попалось нечто

В хрониках австрийского города Линц от 22 июля 1750 года отмечен случай нападения «огромной змеи» (?) на «водолаза» (видимо, ныряльщика). Вообще пресноводные чудища Австрии выглядят не по-европейски агрессивными! Две связанные с их нападениями человеческие смерти отмечены и в наши дни. Так, в августе 1995 года возле городка Фельдкирхен (200 км к западу от Вены) был найден изуродованный труп женщины, погибшей в результате нападения «водяного монстра». В июле 2001-го подобный случай произошёл уже в окрестностях Вены: рыбак подцепил на крючок нечто такое, что буквально выдернуло его за борт лодки, и он бесследно исчез на глазах у остальных участников рыбалки.

Быть может, в обеих трагедиях виновен огромный сом? Он вполне способен затащить под воду взрослого человека, а его челюсти со множеством острых, хоть и мелких зубов наносят жертве «скальпированные» раны, срывают клочья кожи.

Другая группа сообщений скорее комична, но от этого их загадочность не уменьшается. В июле 2001 года венские пожарные, специально вызванные для такого случая, отловили в одном из ведущих к Дунаю каналов… 70-сантиметрового крокодильчика (по другим сообщениям – каймана) и доставили его в зоопарк города Шоннербруннер.

Несколько аналогичных сообщений поступило из Северной Италии – из альпийского, примыкающего к Австрии региона. Там в июле 1973 года сообщили о «неизвестном животном» из реки По (в окрестностях Portetolle). Но называть его «неизвестным» вряд ли стоит. Это был полуметровый крокодил, которого удалось поймать (источник сведений – Bord: Unheimlische Phaenomene).

Интересно, проводилось ли научное сопоставление этой находки с известными видами крокодилов? Если да, то что оно показало? Куда передали находку – в зоопарк, музей, университетскую коллекцию? Или она осталась в распоряжении «поимщика»?

Ответов на эти вопросы нам получить не удалось, поэтому комментировать такие сообщения довольно трудно. Что, если это шутка (или халатность) местных террариумистов?

Тщательная проверка необходима не только для того, чтобы отсеивать газетные «утки». Криптозоологам действительно известны случаи наблюдения крокодилообразных (возможно, варанообразных) животных в европейском, кавказском и центральноазиатском регионах. Велика вероятность, что они могут принадлежать к видам, не известным ещё науке. Не хотелось бы, чтобы крокодильчики, купленные в европейских зоомагазинах, а потом по небрежности владельцев оказавшиеся на воле, вносили путаницу в этот вопрос.

Голова козы, уши кролика – не иначе коркодел

Сведения, поступающие из Польши и Литвы, разные: часть из них давние, а потому труднопроверяемые, часть – более «молодые». К примеру, в июле 1939 года в Меммеле поймали существо, которое местные СМИ тут же назвали «морским змеем». Если судить не по приукрашенным, а по реалистичным сообщениям, им мог оказаться просто гигантский осётр. В 1982 году в озере Zegrzynski (максимальная глубина 12 м), что в 30 километрах севернее Варшавы, купальщики якобы видели шестиметровое «чудовище»… с кроличьими ушами! Это больше походит на шутку или «утку». Равно как и старое, но оттого не менее странное сообщение из польской хроники XVI в., согласно которому зимой 1578 года «водяное чудовище с козьей головой», проломив лёд (!), показалось на поверхности какого-то озера под Краковом.

Впрочем, на данной территории в обозримом прошлом могли водиться сравнительно крупные рептилии: если и не с крокодила, то уж с большого варана вполне. Видимо, о них же идёт речь в старинных документах, описывающих крокодилообразные чудища, якобы встречавшиеся в ряде районов Руси и Восточной Европы. Послушаем А.В. Архипова, известного исследователя аномальных явлений:

«Странная легенда содержится в сборнике старинных русских преданий «Цветник» (1665). В ней повествуется о переселении ещё языческих славянских племён под предводительством вождей Словена и Руса из южной страны Скифенопонте в район нынешнего Новгорода.

«Болший сын оного князя Словена – Волхов бесоугодный и чародей, лют в людех тогда бысть и бесовскими ухищренми и мечты творя и преобразуяся во образ лютого зверя коркодела и залегаше в той реце Волхове водный путь. И непоклоняющихся ему овых пожираше, овых изверзая потопляше… Сего же ради люди, тогда невегласи, сущим богом окаянного того нарицаху и Грома его или Перуна нарекоша (белорусским бо языком гром «перун» нарицается)».

 

Очевидно, древние славяне поклонялись некоему монстру в облике «коркодела», живущему в реке Волхов, топившему и пожиравшему людей

 

Действительно, археологи обнаружили изображения голов ящера на ручках многих новгородских деревянных ковшей X–XI веков. «У ящеров крупная морда с огромной пастью и чётко выделенными зубами», – пишет академик Б.А. Рыбаков в монографии «Язычество Древней Руси» (М.: Наука, 1988). Удлинённая морда и пикообразные зубы весьма напоминают крокодила. В «Цветнике» даже сообщается о том, что однажды мёртвое тело животного было «извержено на берег против волховного оного городка, иже ныне зовётся Перыня. И со многим плачем от невеглас ту погребён бысть окаянный с великою тризною поганскою. И могилу ссыпаша над ним вельми высоку, яко есть поганым. И по трёх убо днех окаянного того тризнища просядется земля и пожре мерзкое тело коркоделово… Знак ямы тоя стоит не наполняяся».

До сих пор историки воспринимали этот рассказ как легенду. Но ведь и псковский летописец оставил более чем странную запись: «В лета 7090 (1582 год). Того же лета изыдоша коркодили лютии зверии из реки и путь затвориша, людей много поядоша. И ужасошася людие и молиша бога по всеи земли. И паки спряташася, а иных избиша».

«Здесь речь идёт… о реальном нашествии речных ящеров, – считает академик Рыбаков. – Но что это за животное, до сих пор неизвестно. Ответ, по-видимому, находится в могиле священного «коркодела» у истока реки Волхов из озера Ильмень…»

Вообще-то «Цветник», как многие средневековые предания, с точки зрения историчности фактов фантастичен, но это касается именно исторической канвы: переселения племён, форм противостояния христианства и язычества. Флора и фауна, так или иначе привязанные к легендам, видимо, реальны – сочинять их новые виды летописцам было ни к чему. Они могли преувеличить их размеры и свирепость: обычное дело! Кстати, псковский летописец гораздо трезвее новгородца: «поядоша» означает не «съели», а «искусали», слова «спряташася» и «избиша» относятся к «коркодильчикам», которых какая-то экологическая катастрофа локального масштаба загнала в Псков XVI века.

Ульрих Магин и Григорий Панченко

Продолжение читайте в сентябрьском номере (№09, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,