Его называли волшебником за умение придавать новые удобные свойства привычным вещам. Благодаря своим изобретениям он мог научить летающие машины переходить при необходимости на солнечную энергию. Кровати он обучал самозаправляться, контактные линзы – видеть в темноте. Причём, создавалось впечатление, что он действительно обучает все эти вещи, а не просто дорабатывает или совершенствует. Техника начинала как будто слушаться хозяина, угадывать его желания, они становились почти друзьями.

Заказов было очень много. Он исполнял желания других людей, всех, кто к нему обращался. Вот только не знал, как исполнить своё…

— Маша, доченька, как дела в школе?

— С учёбой всё нормально, если ты об этом, папа.

— В твоих способностях я не сомневаюсь, меня волнует другое – ты всё время одна…

— Что же делать, я не очень понимаю своих сверстников, да и они меня. Они смеются над тем, что мне не смешно и надо мной, я не успеваю за их разговорами, не знаю, о чём сказать и очень устаю от этого. Проще дружить с роботом!

Никогда ещё он не выполнял такую ответственную работу. Ему, опытному конструктору и изобретателю сделать робота было совсем не трудно, но робота-друга – другое дело. Друг же должен не только понимать эмоции, но и испытывать их, а это ещё никому не удавалось. Чтобы скрасить одиночество своей дочки он готов был экспериментировать сколько потребуется!

— Если люди считают, что я могу научить кровать или машину, неужели я не смогу научить робота дружить, — размышлял изобретатель за работой.

Робот получился вполне симпатичный. Маше он нового друга пока не показывал. Предпринимал бесчисленные попытки научить его испытывать эмоции. Какой же это будет друг, если он не умеет радоваться встрече, скучать в разлуке, сочувствовать? Он снабжал робота новыми и новыми элементами для того, чтобы тот мог понимать и реагировать на слова, на выражение лица, смотреть в глаза, но толку не было. Робот  прекраснообучался, но все эти эмоции были искусственными, заученными, запрограммированными. У него скопилось уже много невыполненных заказов, потому что ничем, кроме обучения робота, он не мог заниматься.

И вдруг его осенило, что Маша может сама справиться с этой задачей.

Наступил момент знакомства. Маше понравился новый друг, она назвала его Нью. Нью заученно поздоровался с девочкой. Отец смущённо стоял рядом, ему было обидно, что не удалось научить робота испытывать и проявлять свои чувства.

— Маша, я очень старался, сделал всё, что смог, в него заложены очень мощные механизмы для обучения, дальше дело за тобой. Может быть, обучая его, ты и сама станешь лучше разбираться в эмоциях…

Маша и Нью много времени проводили вместе. С Нью было здорово. Он всегда предупреждал об опасности во время прогулок, умел готовить всякие вкусности. Они часто рисовали вместе, правда, Нью мог только срисовывать. Они играли на музыкальных инструментах, с их помощью загадывали друг другу эмоции. Маша рассказывала Нью о тех неловких ситуациях, которые у неё возникали с ребятами, он внимательно слушал и задавал много вопросов. Нью умел реагировать на улыбку. Улыбка – это хорошо, если человек улыбается, значит, ему хорошо. Маша улыбается, но, оказывается, что в этот момент ей грустно, улыбка бывает горестной. Это для робота очень сложно. И для Маши не всегда просто. Но они учатся. Оба. Маше стало как-то спокойнее и менее одиноко.

Папа смотрел на Машу и Нью, и порой ему казалось, что они вполне понимают друг друга.

Но вот в спокойную жизнь вмешалась болезнь отца. Сначала поднялась температура, потом он стал с трудом вставать, у него путались мысли, и Маша очень испугалась. Отца положили в больницу. Единственным близким существом рядом с девочкой оставался Нью, с которым постепенно стали происходить странные вещи. Робот видел, как Маша переживает и к своему удивлению жалел её. Нью даже не замечал, как копировал выражения лица девочки, пытался поймать свои ощущения в эти моменты. Робот говорил Маше поддерживающие слова, которые звучали всё искреннее и искреннее. К тому моменту, когда из больницы поступили совсем тревожные сведения, Нью уже вовсю не просто сочувствовал Маше, но и действительно сопереживал, мог проявлять вполне человеческие эмоции. Он старался сделать то, что могло доставить ей удовольствие и отвлечь от грустных мыслей.

Через некоторое время отец согласился, чтобы на нём опробовали новое лекарство, и оно помогло!

Когда отец вернулся домой, он был поражён, что его выздоровлению радуется не только Маша, но и Нью! Он сразу провёл испытания с роботом, давая ему новые и новые задания. Описал результаты и отправил в научный комитет.

В большом красивом зале отец Маши произнёс речь по поводу вручения ему премии, как первому изобретателю, который создал эмоционального робота. Отдельно он поблагодарил свою дочь, потому что именно с её помощью Нью смог освоить самую сложную функцию, недоступную раньше для роботов.

Интересно, что в зале, кроме учёных, гостей, Маши и Нью были ещё несколько одноклассников девочки, которые как-то незаметно стали ей чуть ближе.