Тот летний день на даче с самого утра мне показался самым обычным, и, не побоюсь этого слова, банальным, но, забегая вперед, я тогда очень сильно ошибался. Весьма плотно позавтракав я, казалось бы, уже принимался за чтение газеты (Да-да, вы не ослышались! Оказывается,  есть люди, которые в свои 12 лет интересуются тем, что пишут в газетах), мою калитку сотрясли несколько ударов, после чего я услышал оклик моего давнего друга:

— Серега!! — кричал Даня, барабаня по калитке кулаком. — Выходи гулять давай! У меня к тебе одно дело.

Так как Даня особо болтливым никогда не был и словами попусту не разбрасывался, я тут же отложил свое чтение и поспешил встретить друга.

— Ну? — с любопытством в голосе спросил я, сдвигая засов и открывая калитку.

— Да ты не поверишь! — голос Дани истекал упоением, словно Рог изобилия — золотом. — Я давеча отправился в лес прогуляться да мозги проветрить — всю неделю напролет просидел дома за заданиями на лето. Гуляю, значит, красотами природы любуюсь, ветер слушаю да птиц пение — словом, наслаждаюсь по полной, и вдруг навернулся об трухлявый пень да упал на мягкое место. Встаю, место это, получившее синяк, потираю; но вдруг заметил, что в весьма тонкий и такой же трухлявый пень неподалеку врос поржавевший рычаг, ржавчина которого удачно сливалась с трухой. Недолго думая, я свалил пень ударом ноги, дернул за рычаг, а потом!.. Хватай мопед, поехали в наше место, это там как раз!

Когда Даня закончил свой небольшой (и, надеюсь, вам не наскучивший) рассказ, я тут же помчался в сарай и вывел оттуда мечту всех советских пацанов — мотоцикл «Минск». Пнув кикстартер, я выкатился с участка, и когда на заднем сиденье Даня разместился, надавил на газ, и мы тут же помчались к лесу.

— Укажи, где это. — попросил я, ухая от толчков, вызываемых прыжками по кочкам и ухабам.

— Стоп! — внезапно гаркнул Даня.

Я тут же ударил по тормозам, и, посмотрев налево вслед за Даней, буквально обомлел: в земле зияла широченная, в сто метров брешь, собою напоминавшая ракетную шахту, и, похоже, являвшаяся ей, а в глубине ее виднелся туповатый нос ракеты, по виду способной уместить в себе как минимум меня вместе с Даней, Лешей и остальными ребятами, и в то же время сохранить способность полета в космос и возвращения обратно. По-видимому, та же мысль посетила и Даню, так как он обратился ко мне:

— Слу-ушай… Может, она летает еще, а? Я вот лично считаю, что в нее просто топливо надо залить, и полетит.

— Не говори ерунды! — возразил я. — В ней за столько лет простоя все небось прикипело вусмерть да заржавело к чертовой бабушке. Давай лучше спустимся вниз — лестница тут есть. Не обвалилась бы только…

С этими словами я заглушил двигатель, и, поставив мотоцикл на подножку, подошел к узкой лестнице и аккуратно стал слезать вниз.

— Ого, Дань!!! Да тут целое сооружение! Спускайся сюда, не опасно тут! — воскликнул я, с восхищением оглядываясь и созерцая внутреннее убранство, если так можно было выразиться: состояло оно из множества ярусов, на которых находилось множество различных помещений наподобие трансформаторов, кабинетов и чего-то вроде лабораторий или кабинетов управления, находившихся за толстыми стеклами, покрывшихся толстым слоем пыли; ярусы же с виду сообщались лишь лестницами, хотя можно было подумать, что на самом деле все это наверняка секретное сооружение было пронизано всякими тайными ходами. Венчалось это все белым носом ракеты, видневшимся из глубины пусковой шахты.

Даня, услышав меня, полез за мной вниз. Спустившись, мы пошли по шахте, осматривая помещения и светя перед собой карманными фонариками. Входя в очередной кабинет, я споткнулся обо что-то и чуть не упал; раздался грохот металла.

— Вот же дураки! — выругался я, осматриваясь. — Навалили тут гадости всякой — ни пройти, ни проехать! (Как видите, я был весьма вспыльчив)

Даня поднял с пола то, обо что я навернулся.

— Серега, да это автомат! И патроны тут!

Я же подошел к столу, раскрыл папку, лежавшую на нем и с интересом человека, имеющего привычку читать все, на что взгляд упадет, принялся изучать документы в ней. Их было немного, и они были немногословны, а потому вы можете увидеть текст одного из них:

«Эксперимент №62. Дата: 19.05.1986. Место проведения: Лаборатория «Х-17»

Цель: Изучение влияния Объекта на человеческий разум и степень влияния на действия и мысли человека.

Описание:

Подопытный №0043 был введен в комнату №17 и подключен к необходимой аппаратуре для наблюдения его состояния в 03:00:04 по МСК времени. В 03:01:02 Объект был активизирован посредством введения соответствующих веществ и переключения аппаратов жизнеобеспечения в режим «Пробуждение». В 03:02:08 аппараты жизнеобеспечения Объекта были переведены в режим «Активность». В 03:02:48 Объект активизировался и начал проникать в разум подопытного. В 03:03:52 подопытный потерял способность контроля за собой и собственной воли, т.е. Объект полностью овладел разумом подопытного. В 03:04:34 Объект по приказу научных работников заставил подопытного сделать сальто в воздухе и несколько кувырков, после чего подопытный выполнил вышеперечисленные действия безо всяких проблем, хотя в нормальном состоянии (т.е. Вне влияния Объекта) он не мог выполнить таковые действия. В 03:05:59 Объект был деактивизирован посредством введения  соответствующих веществ и переключения аппаратов жизнеобеспечения в режим «Сон». В 03:06:30 эксперимент был завершен.

Статус эксперимента: Успешно.

Процент достижения цели эксперимента: 100% \ Цель достигнута.

Подписи: … , … , …, …»

Даня, все это время осматривавший автомат, обратился ко мне:

— Ну, что у тебя там, Серега? Бумаги какие-то?

— Тут про какой-то Объект написано. — отозвался я. — На, почитай.

И сунул ему документ, после чего Даня на минуту углубился в чтение, а затем, чуточку побледнев, сказал:

— Давай уже уходить отсюда. Фонарик кончается.

И вышел из кабинета. Я же напоследок окинул взглядом помещение:

старый нерабочий компьютер, перевернутый стол, документы и автомат на полу — словом, ничего особенного — если, конечно, это помещение располагается в секретной потайной лаборатории военного назначения.

Пройдя к металлической лестнице, мы с другом по очереди вылезли на поверхность, и , перекинувшись парой слов о том, что думаем об этой подземной штуковине и загадочном Объекте, попрощались и отправились восвояси.

На другой день я был всецело поглощен заботами по участку — прополоть, полить, накачать бочки, так как ни бабушки, ни дедушки у меня, увы, не было, а родители вернутся лишь к вечеру — им уже не до дачных дел будет: устанут ведь после работы, и какая уж тут прополка, кости бы только собрать! К вечеру меня подхватила жажда прокатиться на своем мопеде, а потому я залил полбака бензина и поехал кататься, взяв с собой Даню — вдвоем гонять гораздо веселее.

Всласть прокатившись, мы поехали в местный магазинчик за продуктами. Подъехав к магазину, мы вошли вовнутрь, накупили всего, что только понадобится для хорошего пятничного вечера, и уже собирались было уходить, но тут в магазин вбежал — не вбежал, а буквально влетел, словно фугас какой-то паренек нашего с Данькой возраста или на год младше (из-за шлема на нем не было понятно), и, за сотую долю секунды перегнувшись через прилавок, вынул ящик из кассового аппарата, в каком хранили всякие товары подороже вроде «Электронок» и так далее, ссыпал в пакет все содержимое и фугасом вылетел из магазинчика. Мы припустили за ним, сгоряча побросав покупки и выбежали на улицу, буквально дыша ему в спину, но он, едва оказавшись снаружи, проворно взлетел на свой скутер, и, пнув кикстартер, помчался прочь.

— А ну стой, кому говорят!!! — вопил я, торопливо заводя свой «Минск».

Продавщица же, сбросив с себя ступор, вслед за нами выскочила из магазина и заорала так, что мы с Даней, к тому времени уже отъезжавшие вслед за вором, невольно содрогнулись:

— СТОЯТЬ!!! МИЛИЦИЯ!!! ЛОВИ ЕГО!!! ЛОВИ!!!

С этим криком она расчехлила мобильник года этак две тысячи одиннадцатого и спешно позвонила «куда надо», а пешеходы, стоявшие на улице, растерялись: непонятно, которых ловить да задерживать, а потому Даня заорал едва ли не громче продавщицы:

— Ловите этого! Быстрее!!

Пока все это происходило, я уже давил на газ, догоняя скутер и думая так: «На моей стороне скорость, на его — надежность: остается надеяться, что у меня по дороге ничего не сломается и не полетит»

Он, к моему удивлению, помчался дорогой к нашим Тебенькам, что играло мне на руку: ехал наш вор очевидно неумело, вследствие чего вынужден будет сбавлять на поворотах скорость в отличие от меня, так как я знаю Тебеньки как свои пять пальцев и управляю своим мопедом очевидно лучше; к тому же этот дурачок рано или поздно не справится с управлением и улетит в канаву, либо же распластается на дороге.

Вор петлял по улицам, опасно заваливался на поворотах, и в конце концов поехал лесом, что стало его роковой ошибкой: налетев на кочку на всем ходу, он сломал пружины передней вилки и задние амортизаторы, после чего его стало кидать на ухабах, словно былинку. Затем он смог кое-как разогнаться, но, засмотревшись, навернулся. Мы уже, что называется, вывалили языки — думали, сломает себе что-нибудь и образумится, но ошиблись: он, вскочив, слез по ржавой лестнице вниз и скрылся в глубине сооружения.

Мы с криками «Стой! Куда?!» спустились вниз и побежали за ним, после чего пошла погоня в стиле лучших мультфильмов вроде «Ну погоди!»: мы со скоростью молний метались за ним, бегая по ярусам и кабинетам; я мрачно подумал, что он здесь все знает, но моя столь пессимистичная догадка не оправдалась: я вскоре заметил, что он убегает от нас, не сильно убегая вниз и периодически стукаясь об стены, что побудило Даню сформировать нехитрую, но весьма и весьма емкую сентенцию:

— Спокойно, Сережа! Дороги-то он не знает!..

Видимо, тон, с каким Даня произнес эти слова, напугала вора, и он, наконец-то скинув с головы шлем, начал отступать ко входу в ракету, который был открыт, паникуя, но пытаясь вывернуться из сложившейся ситуации; к слову, под шлемом, к вящему удивлению нас с другом, скрывалось лицо Матвея.

— Р-ребята, в-вы ч-чего-о, а? Разойдемся м-может, а? Друзья ж-же, а??? — мямлил он, отступая назад; к слову, не нужно иметь семи пядей на лбу, чтобы догадаться о том, что он еще лелеет надежду смотаться от нас.

— Не-ет, друг ты мой шустрый, расходиться никто тут не собирается — правда, Даня? — сказал я, жизнерадостно улыбаясь, хотя ситуация жизнерадостности не вызывала — во всяком случае, у Матвея.

— Правда! — источающим жизнерадостность и елей голосом охотно ответил Даня.

— Так вот. — зловеще продолжил я. — Если ты не помнишь, как думал втолкнуть меня в аномалию и таким образом чуть не укокошил — ошибаешься. Кстати, полиция тебя найдет, даже если мы тебя отпустим — продавщица тебя видела через стекло шлема, словом — можешь не беспокоиться, в полицейском участке ты окажешься раньше, чем я выпью стакан чая и съем вот этот бублик. — с этими словами я вынул из кармана бублик, весь день в нем покоившийся и демонстративно откусил маленький кусочек.

Сразу же после этого Матвей ринулся вовнутрь ракеты, преследуемый нами и с трепещущим сердцем. В конце концов он дернул за какой-то рычаг, и дверь закрылась, но это не самое страшное: хуже того, раздался рокот ракетных двигателей и мы с ужасом осознали, что взлетаем.

— Останови ее! — заорал Даня, бросаясь к растерянному Матвею. — Останови ее! Быстро!

Матвей с еще большей растерянностью с силой дернул за тот же рычаг, но тот оторвался; к тому же, ракета ускорилась. После нескольких секунд томительного ожидания двигатели отключились автоматически, и мы оказались в невесомости, которая, как ни странно, подействовала на меня, да и на Даню с Матвеем немножко успокаивающе, к тому же мне в голову пришла мысль: если есть путь туда, значит есть какой-то, пускай неопределенный путь обратно. С этого момента я, крутясь в воздухе со словами «Чапаев думает!..», погрузился в размышления вместе с Даней:

«Если после нажатия рычага запустилась такая ракета, значит рычагом запустились двигатели. Логично? Логично. Рычаг, особенно такой важный, не бывает единственным — должен быть резервный; к тому же у ракеты нет заднего хода.» — думал я. — « Вместо заднего хода у нее что? Поворотные двигатели. Значит, нужно поворотными двигателями повернуть ракету на ровные 180 градусов и включить двигатели — значит, мы гарантированно полетим к Земле. Это факт. Что нас ждет? Нас ждет сгорание внешней обшивки в плотных слоях атмосферы — а внешняя обшивка могла поржаветь и стать недостаточно прочной для таких полетов во сне и наяву, а потому нам нужно выпустить парашюты в нужный момент. Значит, нужны еще и парашюты. Так? Так. Исходя из такой цепи размышлений, мы понимаем, что наша задача — проверить топливо и парашюты, после чего совершить вышеописанные манипуляции»

— Будем действовать! — решительно объявил я.

— Ты думаешь о том же, о чем и я? — спросил Даня.

— Именно! — последовал ответ. — Топливо есть?

— Есть! — отозвался мой друг, глядя на датчик топлива.

— Парашюты?

— Есть! — коротко, по-военному ответил Матвей, пытаясь загладить свою глупость.

— Не спрашивают тебя! — раздраженно рявкнул Даня. — Тут они, Серега! И рычаг есть для них.

— Ну что же, начинаем… — проговорил я. — Чуть-чуть подвинь рычажок поворота, перед этим поверни во-от этот ключ…

Даня повернул малюсенький ключик и немножко подвинул влево рычажок, после чего ракета начала медленно поворачиваться в сторону Земли.

— Ага! Вот так! — азартно и с неподдельным волнением воскликнул я. — Так… Так… Еще чуточку… Да… Стоп! Отпускай… Теперь я дергаю за резервный рычаг…

С этими словами я плавно опустил резервный рычаг, после чего тихонько зарокотали двигатели и ракета поплыла к Земле, постепенно ускоряясь. Когда мы уже входили, так сказать, в родную атмосферу, я мигом подлетел к Дане и сказал:

— Где ручка парашютов? Срочно!

— На, держи! — воскликнул Даня, подавая мне шнур с закругленной ручкой. — Их тут два, надо вместе несильно дернуть.

Я тут же глянул в передний иллюминатор ракеты: мы летели вертикально вниз, после чего послышался ужасающий грохот и рокот: наша ракета начала сгорать в атмосфере.

— Тяните! — испугавшись, кричал Матвей. — Горим!

— Сейчас, еще немного, еще чуть-чуть! — крикнул я в ответ, находясь в ужасном напряжении. — Сейчас! Вот-вот… Тянем!

По моей команде мы дернули за шнуры, после чего внезапно нас дернуло вверх, мы начали планировать вниз, и сразу же появилась гравитация, которая, словно в отместку за нарушение ее законов о невесомости, крепко припечатала нас о лобовой иллюминатор.

— О господи… — только и смог выговорить я, после чего без сил растянулся на широком бронестекле.

— Радуйтесь, народ! — попытался ободрить нас Матвей, с трудом вставая на ноги. — Мы ведь прошли через такую круговерть, умудрившись остаться ж-живыми… И невредимыми…

— Ох, не до тебя сейчас! — фыркнул Даня. — Нам бы инфаркт сейчас не словить от избытка чувств…

И вслед за мной лишился чувств, но спустя минуту наш спускаемый аппарат, после выпуска парашютов отделившийся от двигателей ракеты, глухо ударился оземь, что мигом привело в чувство обоих.

Картинка перед глазами то размывалась, то искривлялась, но в конце концов начала обретать четкость.

— О-о-ох, вот жмыхнуло-то меня, а? — пробормотал я, вылезая из спускаемого аппарата и плюхаясь на асфальт Тебеньковской дороги.

— Вот это да… — проговорил Даня плюхаясь из нашей капсулы прямо на меня с вращающимися в орбитах глазами. — Ну и ну!

Тут уж от сорока килограммов, рухнувших на меня, я окончательно очнулся, посмотрел по сторонам и сказал:

— Вот так раз, друг! Кстати, где наш товарищ?

Словно в ответ на это из люка вылез Матвей, и, глядя на нас и в том числе и на меня, заныл:

— Ну пацаны, отпустите, а? Ну по-братски же!

И уставился на меня:

— Ну Серега! Ну стоко пережили, а?! С друзьями так же не поступают…

— Что ты все «Ну» да «Ну»! И вообще, почему я вдруг у тебя в друга преобразился? — сердито бросил я, но при виде просящего и раболепного взгляда человека, какой жидок на расправу, смягчился. — Ладно-ладно, вали на все четыре стороны, все равно полиция за тобой завтра прямо к участку подъедет. Ну, пошел отседова!

И поддал ему ускоряющего пенделя. Когда он скрылся из виду, Даня обратился ко мне:

— Серега, я тут вот подумал… Вот с нами же только что столько всего произошло; к тому же нас чудом не укокошило, так ведь?…

— Так. — согласился я.

— Ну я и думаю: а это, грубо говоря, хорошо или плохо? Вопрос, конечно, риторический, но…

Я посмотрел на Даню, спускаемый аппарат, разнесший в крошки асфальт, и, вздохнув и любуясь закатом, напоследок изрек:

— Ну не знаю, не знаю… По крайней мере, нам будет что вспомнить!