Мыс Канин нос. Здесь чувствуется дыхание Арктики. А скрип снега под твоими шагами в тундре кажется святотатством.

Цель для экстремалов

Попасть на мыс Канин нос необычайно сложно. Он расположен между Баренцевым и Белым морями и похож на нос хищной птицы канюк. Туристы сюда не доезжают, их в десятки раз больше даже на самом северном архипелаге – Земле Франца-Иосифа.

Сегодня Канин нос почти полностью отрезан от цивилизации. Берега покрыты большими валунами; под ногами – отполированные веками камни или пружинистый мох. Легендарную морошку можно есть горстями. Но бывают здесь лишь научные экспедиции да отдельные профессиональные путешественники, а зимой добираются экстремалы на снегоходах.

Как только вертолёт садится в тундре и затихает – сразу слышишь её тишину. Здесь всё живое спряталось и оцепенело: куропатка под снегом, песец за пригорком, лемминг в норе, нерпа подо льдом моря, которое тоже замерло до весны.

От поселка Шойна до полярной метеостанции на мысе Канин нос едем больше ста километров. Когда-то на мыс вела настоящая дорога, но с тех пор, как ликвидировали погранзаставу, севернее Шойны никто не ездит.

Самая хрупкая начальница

На метеостанции живёт и работает бесстрашная молодая семейная пара – Евгения Костикова и Иван Сивков. Они же ещё и смотрители маяка – чёрно-белой усечённой пирамиды, установленной ещё в 1915 году.

К столетию станции «МГ-2 Канин Нос» сюда метеорологом назначили хрупкую девушку.

Евгения Костикова, родом из Алтайского края, с детства мечтала стать метеорологом. Об этой профессии она узнала от маминой знакомой, восемь лет проработавшей на Камчатке: та рассказывала о жизни на труднодоступной станции как о самом счастливом времени своей жизни.

Женя училась в специальном училище, участвовала и побеждала в конкурсах, а по окончании учёбы попала по распределению в Архангельск. По стечению обстоятельств её первой метеорологической станцией стала «МГ-2 Канин Нос».

Рассказывает, что было ой как непросто. Приходилось и дрова колоть, и воду носить, и печь топить… И её поражала полная оторванность от цивилизации. Но работу свою она любит так, что уверена: никакие автоматические станции, которыми заменяют людей в целях финансовой экономии, не помогут обойтись без специалистов. Кажется, так думает не только она: недавно их семье – ей и её мужу Ивану – на станции построили новый дом.

Бананы для полярников

Иван восхищается местной суровой природой – живописными скалами, заполярными пляжами. Говорит, что летом температура воздуха доходит до плюс тридцати! Так что им удаётся и купаться, и загорать.

Зимой же мучительны постоянные ветра. Но труднее всего терпеть полярную ночь. Как жить без Солнца? Разве что любуясь Северным сиянием! Жене оно даже кажется окном в потусторонний мир, где всё озаряется невиданными красками, потом снова исчезает, чтобы вскоре появиться вновь.

Женя и Ваня больше всего мечтают о том, чтобы чаще видеться с родными; а иногда очень хочется сходить в кино, посидеть в кафе.

– Но если встанет дизель – никакого кино не захочется… – добавляет Ваня.

Очень не хватает свежих фруктов и овощей.

Самое время передать полярникам картошку, огурцы и помидоры, сосиски и бананы. Они очень просили «Кока-колу» – и их желание исполнено. Более того, мы добавили к «продуктовому заказу» несколько бутылок шампанского.

Нам пора уезжать. Большое красное солнце уже коснулось заснеженных холмов вдали. И сквозь дымку казалось не великим светилом, а светящимся шаром из той сказки, в которую не всякий вхож.

Александр Обоимов,
руководитель кордонной службы национального парка «Русская Арктика»

Фото автора

Теги: , , ,