Спасти этот народ может только чудо. Но есть ли на такой суровой территории, где он живёт, место чудесам? Есть опасность, что в скором времени энцы исчезнут полностью – растворятся в окружающем мире, став частью других народов и дописанной страницей истории.

Слишком мало

В наши дни во всём мире насчитывается около 300 энцев. Их бо́льшая часть проживает на территории нашей страны – в Красноярском крае, в Таймырском Долгано-Ненецком районе и в посёлках в устье Енисея.

Они никогда не были многочисленным народом. Ясачные документы, датируемые 1614 годом, насчитали их всего 1428. А уже в 1681 году их число сократилось до 892 человек.

Причиной стали страшные эпидемии оспы, одна за другой катившиеся по Сибири и Северу с приходом русских поселенцев. Из-за эпидемий полностью вымерли многие роды энцев.

Итог переписи 2010 года – 221 энца на территории России.

Само название этноса во многом искусственное. Оно появилось в 30-е годы ХХ века благодаря профессору и этнографу Г.Н. Прокофьеву, который вывел слово «энцы» от энецкого «энэтэ» («эннэчэ») – «человек», «мужчина». Сами же они называли себя эньчо, могади либо пэбай.

Любопытно, что впервые в документах (в рукописном сборнике XV–XVII веков «О человецех незнаемых на восточной стране и о языцех розных») этот народ был упомянут как «молгонзеи». А это название происходит от «монкаси-я», что переводится как «земля рода Монкаси». Именно от этого слова пошло название знаменитого русского острога Мангазея, основанного в 1601 году.

Грамоте не обучены

Энцы всегда разделялись на тундровых и лесных, но в наши дни этнографическая специфика этих групп почти стёрлась.

На языке энцев могут разговаривать лишь 150 человек во всем мире, и скоро он может «замолчать» насовсем, поскольку его носители – в основном древние старики.

В советское время энецкий язык считали диалектом ненецкого, хотя он – вещь самостоятельная и входит в уральскую группу самодийской языковой семьи. Более того, даже делится на два диалекта – тундровый и таёжный, кардинально отличные по своей структуре, поэтому носители разных диалектов плохо друг друга понимают.

Письменности у энцев не существовало никогда. В 1986 году на основе лесного диалекта был создан проект алфавита, но энцы его, по существу, не приняли. Тем не менее на нём сегодня выпускается одна газета, издаётся фольклор и даже был выпущен русско-энецкий словарь для школьников.

Memento mori

Когда после Октябрьской революции до здешних краёв добралась новая власть, представители бедноты вошли в большую группу советского партийного актива и участвовали в социалистическом строительстве на Таймыре. С приходом советской власти вести кочевой образ жизни партийным энцам стало затруднительно, многие перешли к оседлому образу жизни. Чумы сменились домами и русскими избами.

В то время здесь появилось много колхозов, особенно рыболовецких и занимавшихся пушным промыслом (песец, дикие олени, зайцы), оленеводческих совхозов и прочих советских учреждений.

Возможно, такая любовь энецких бедняков к русской революции подогревалась теми же чувствами, что охватывали прочий пролетариат, свергнувший царизм. Ведь до революции, особенно среди тундровых энцев, существовало значительное социальное расслоение: с одной стороны – богачи, владевшие стадами в две-три тысячи голов, с другой – нищие полуголодные энцы, которых нещадно эксплуатировали.

В наши дни кочуют лишь охотничьи да оленеводческие бригады. Энцы потихоньку ассимилируются с соседями – русскими, ненцами, нганасанами. Это сказалось даже на их внешнем виде: весной и летом они уже давно носят русскую одежду, а зимой предпочитают ненецкую.

Пока ещё сохраняется погребальная одежда. По традиции энцы начинали шить погребальные одежды уже для семилетних детей, и в течение жизни несколько раз их перешивали. Вот такое северное memento mori.

Продолжение читайте в №6/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Марина Тутаева

Теги: , ,