Если двести лет назад в Санкт-Петербургской губернии проживало 178 тысяч ижор, сейчас их насчитывается несколько сотен. Малочисленный народ не без усилий хранит свои корни.

«Финские шпионы»

Среди ижор немало и таких, кто сознательно относит себя к русским. Ведь во времена советской власти этот коренной народ Севера усвоил: быть ижором плохо.

Впрочем, гонения на него начались не сразу.

В начале 1930-х годов власти решили, что ижорскому языку, близкому к карельскому и финскому, нужна своя письменность. Так появился алфавит на основе латиницы. Научный сотрудник Института языка и мышления Вейно Юнус написал грамматику и несколько учебников, став одним из основателей обучения на ижорском языке в школах. Но в 1938 году всё изменилось: учебники уничтожили, интеллигенцию репрессировали, а Юнуса расстреляли по так называемому Списку финских шпионов № 1.

Дальше – хуже. Во время Второй мировой войны по решению финляндских и германских властей многих ижор вывезли в Финляндию. Вернуться им разрешили после подписания между СССР и Финляндией мирного договора. Только умолчали о том, что закрытые эшелоны везут их не в родные деревни, а… в ссылку. И лишь в середине 1950-х позволили проживать в исконной Ленинградской области. Но и тогда вернулись далеко не все. Поэтому удивляться, что многие стали записывать себя русскими, утаивая истинное происхождение, не приходится.

Как и тому, что в 2009 году ижорский язык был включён ЮНЕСКО в Атлас исчезающих языков мира как «находящийся под значительной угрозой исчезновения». Если среди пожилых людей он ещё употребляется, молодёжь его почти не знает. Это печально, особенно если учесть, что средний возраст ижор – около 66 лет.

Закалённые морем

Внешне ижоры мало чем отличаются от соседей: карелов, финнов, води, вепсов и восточных эстонцев. Писатель и путешественник Фёдор Туманский в XVIII веке замечал, что ижоры лукавы и проворны, но не злобны и весьма опрятны. Их отличает огромная выдержка, а всё благодаря традиционному промыслу – рыболовству, которое всегда считалось тяжёлым и опасным трудом. Оно несёт свой след и в ремесле: ижорские мастерицы ткут половики из капроновых рыболовных сетей, и тогда коврики выходят вечными.

Раньше ижоры строили бревенчатые дома с соломенными крышами, почти всегда украшая жильё резными наличниками и ставнями. Рисунки были несложными, но одинаковых наличников в деревне не было. Почему ижоры придавали такое значение окнам? Раньше резные наличники считались оберегом. Поэтому резьба включала в себя изображение природных сил, и в каждой семье образы были разными – разнообразными получались и обереги.

А верили во многое. Знаки ставились даже на вещах во дворе, на орудиях труда. Причём у каждого хозяина была своя метка – защита от воров, от злых сил. Когда хозяйство доставалось старшему сыну, переходил к нему и отцовский знак. Братьям же приходилось выдумывать новые.

Анна Александрова

Целиком статью можно прочитать в №7/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,