Как жить на Таймыре – самом северном полуострове планеты? Каковы выставочное лицо и изнанка загадочных народов Арктики?

Там, где минус 60 по Цельсию

Бескрайняя тундра, засыпаемая метелями. Тысячи до сих пор безымянных рек! Вечное безмолвие, известное нам лишь по книгам. Оледенелые земли, похоронившие тысячи мамонтов…

Жил ли кто-нибудь на Таймыре до его освоения русскими землепроходцами? Историки утверждают, что постоянное население появилось тут не позже V тысячелетия до н. э., когда климат был более тёплым и влажным. (Самым ранним следом человека обычно считается пробитый копьём череп крупного животного.)

Первые героические вылазки в этот район Арктики начались в середине XVI века. Привлекали промысловые животные: моржи, белухи, песцы, северные олени.

Но кабы знать, что́ видел, что́ пережил мужественный путешественник Лука, в начале XVII века решившийся прознать, обитает ли человек на суше у Северного Ледовитого океана. Последующие экспедиции XVII века из-за нечеловеческого холода нередко кончались трагично, не оставалось даже записей.

Сердце сжимается при взгляде на музейные экспонаты – много видевшие предметы, которые брали с собой в долгое путешествие: это русские ларец-теремок и ларец-подголовник, светец (подставка для лучины), подвесная чернильница, дорожные иконы и складни.

В зверском таймырском холоде хорошо сохранились следы русских становищ. А в начале ХХ века полярный путешественник Никифор Бегичев наткнулся на остатки рубленой избы и «девяти балаганов», где при раскопках нашлись пять секир XVII века и… шахматы!

Золотокипящая Мангазея

В 1667 году стрелец Иван Сорокин построил ясачное (платящее государственный налог) зимовье, положив начало Дудинке (по-старому – Дудыпта). Оно стало центром торговли на Енисее и во всем Заполярье. (Сейчас город Дудинка считается фактически столицей Таймыра).

К концу XVIII века, когда вся Сибирь уже была освоена русскими, землепроходцы смело отправлялись на Таймыр. Из них и образовалось первое осёдлое население полуострова.

Первым же городом (примерно в нашем понимании) в Заполярье стала «золотокипящая» Мангазея на Севере Западной Сибири. Её ядро в XVII веке составлял кремль-детинец; стояли там церкви, воеводский двор, купеческие дома и хозяйственные постройки – всего четыре улицы и 200 домов. По разным причинам богатейший торгово-купеческий город пришёл в упадок и исчез с лица земли вроде Трои, оставив по себе много легенд. Однако доподлинно известно, что Мангазея в своё время входила в состав Сибирской губернии.

Люди с шитыми лицами

В «Сказании о человецех незнаемых на восточной стране и о языцех розных», памятнике древнерусской литературы конца XV века, о девяти народах «за Югорской землёй» говорится не слишком весело: «…люди Самоеды, зовомые молгонзеи. Яд (еда. – Ред.) их – мясо оленье да рыба, да межи собою друг другя ядят».

Молгонзеи – скорее всего нынешние энцы; «молгон» на коми-зырянском языке значит «крайний, оконечный», то есть молгонзеи – те, кто живёт на краю земли.

Сегодня «на краю» обитает пять народов, едва хранящих осколки уникальной культуры выживания в жесточайших условиях: ненцы (3494 человек), энцы (204), долганы (5393), эвенки (266), нганасаны (от «нанасан» – «человек»; 747). Этим народам была посвящена выставка в Музее декоративно-прикладного искусства в Москве.

Поразили привезённые из Таймырского краеведческого музея атрибуты ритуальных костюмов последних шаманов нганасан – Демниме и Тубяку и Костеркиных, как и фигуры их идолов-помощников. Обрядовый наряд сами шаманы называли «дедушкой» – он якобы помогал им переноситься в мир духов.

Первыми же среди самодийских (живущих на Европейском Севере) народов считаются ненцы (от «ненэй ненэч» – «настоящий человек»). Они начинали на Таймыре домашнее оленеводство. На морозе приходилось работать долго, поэтому и одежда у ненцев (малица) длинная, тяжёлая, женская вообще шилась двойной, а головной убор «сава» изготовлялся мехом и внутрь, и наружу. В самые лютые морозы поверх малицы надевалась шуба до пят.

В предгорье плато Путорана компактно жили эвенки. Это именно их, особенно благодаря стихотворению Пушкина «Памятник», мы знаем как тунгусов! Их ещё называли «людьми с шитыми лицами» – за татуировки. Они, как и все на Таймыре, занимались охотой, рыболовством и оленеводством. Но что их отличало – эвенки использовали сёдла! Причем женские инкрустировались оловом. Одежда зимой носилась меховая; летом – ровдужная (сыромятная), а затем и суконная – из привозной ткани.

Вообще всегда и везде, где бы ни демонстрировала Россия свои этнографические богатства, одежды ненцев, энцев, эвенков, долганов, нганасанов (последние поглотили растворившиеся в них племенные группы пясидской самояди, кураков, тидирисов, тавгов и других народов, названия которых ушли в безвозвратное прошлое) всегда вызывали восторг «цивилизованных» зрителей, ошарашенных тем, как в краях вечной белизны и полярной ночи люди умеют разукрасить собою неприютные пространства!

Андрей Ардер

Целиком статью можно прочитать в №7/2019 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,