У этого коренного народа Севера много имён. Скандинавы и русские называли их «лопари», «лопляне» или «лопь». Именно отсюда происходит название Лапландия, дословно – «земля лопарей». Сами себя они именовали в разных диалектах по-разному: «саамь», «саами», «саметь», «саамэ», «самач», «сабмс», «самь». Со временем название «саами» так и закрепилось. Но откуда оно – никто точно не знает. Как не знает и того, когда появился этот удивительный народ.

Большинство саамов обитает на севере Норвегии, Швеции и в Финляндии, в России представители этого народа живут на Кольском полуострове. В далёком прошлом именно кольские саамы населяли земли современной Карелии.

История народа уходит корнями в глубокую древность. Впервые о лопарях Кольского полуострова упоминает скандинавский путешественник Оттар, побывавший на берегах Белого моря в IX веке. В русских источниках название «лопъ» появилось в конце XIV века. О происхождении лопарей учёные спорят по сей день. Большинство этнологов считают, что древнее этого народа на территории Европы никого нет. Некоторые даже уверяют, что именно лопари основали мифическое государство Гиперборею и владеют древними секретами человечества. 

Быка в обмен на собаку

Так это или нет, но саамы всегда были народом крайне самобытной культуры. Главным их промыслом являлось оленеводство, что нашло отражение во всех сферах жизни. Большинство предметов быта получили своё название от слова «коньт», которым обозначался дикий олень. Например, нитки, приготовляемые из оленьих жил – коньтсун; обувь из койб с загнутыми вверх носками – каньги.

Охотились на диких оленей с помощью ловчих ям, которых и сейчас на Кольском полуострове великое множество. Сведений о том, когда олени были приручены, история не сохранила. Известно только, что в ХIII веке их уже использовали в качестве средства передвижения, и принадлежали стада всему селению. А вот когда они появились у саамов-одиночек, можно сказать точно. Это было примерно во второй половине XVII века. Причём количество оленей исчислялось сотнями и тысячами. Сложно даже представить такое количество животных в руках одного оленевода! Правда, на самом деле в этом не было почти ничего удивительного: вплоть до конца XIX века кольские саамы использовали вольный выпас, то есть после отела олени отпускались на волю и в течение всего лета предоставлялись самим себе. Саамы не боялись, что животные разбегутся, потому что знали их излюбленные места.

От вольного выпаса отказались с приходом ижемцев, то есть северной группы народа коми, и появлением в обществе богатых. Во многом потому, что мелкие стада начали приставать к крупным. Узнать своего оленя не составляло труда – когда рождался телёнок, его клеймили, вырезая на ушах метку хозяина. А вот отбить его осенью от стада было тяжело. Возникла необходимость в пастухах, у которых были верные помощники – собаки. За хорошую оленегонную собаку давали лучшего передового быка, хотя её рабочий век длился не более четырёх лет.

Именно из-за оленей саамы перешли на осёдлый образ жизни. Во время проведения на Кольском полуострове коллективизации их объединили в колхозы и совхозы. Тогда-то и возникло убеждение, что чем выше осёдлость оленеводов, тем организованнее хозяйство они могут создать. На землях бывших погостов стали строить посёлки, города, проводить транспортные коммуникации. В 1970-х годах лишь члены некоторых семей продолжали вести кочевой образ жизни, перемещаясь вслед за оленями. 

Главное богатство

Год саамов и сейчас во многом зависит от оленей, а раньше зависел от них полностью. Зимой оленеводы должны были уберечь животных от хищников и не растерять стадо в непогоду. Со второй половины апреля начинали готовиться к важнейшему периоду – отелу, который начинался с середины мая и заканчивался в начале июня.

Летом оленей перегоняли на пастбища, где был лучший ягель и росло много травы. Любимым лакомством животных являлись цветки морошки. Кроме них олени любили выкапывать в болотах солёно-кислые травы, морские водоросли, поедали яйца куропаток и даже их птенцов. Таким образом, они откармливались перед второй половиной лета, когда их начинали беспокоить комары и мошки. Пастухи помогали животным, как могли: отводили в горы, разводили дымные костры или устраивали навесы-шалаши, куда загоняли оленей. Со второй половины июля насекомых становилось меньше, и по мере их убывания животных снова перегоняли на равнинные пастбища. С конца сентября и весь октябрь олени спаривались, а в конце октября их собирали в стадо и начинали готовить к зиме, отделяя старых и больных на убой. Вокруг оленей крутилась вся жизнь саамов.

Главное богатство жениха и невесты заключалось в принадлежащих им оленях и одежде. А жених должен был быть хорошим оленеводом, как невеста – хозяйкой. Если первым рождался мальчик, ему было принято дарить оленя. Когда у ребёнка прорезывался зуб, родственник, первый обнаруживший это, дарил ему оленью самку. Причём здесь уже пол ребёнка был не важен. Приплод от этих оленей помечался особым знаком и забирался при разделе или женитьбе.

Юлия Скопич

Целиком статью можно прочитать в журнале «Чудеса и приключения» №9/2019

Теги: , , ,