Почему в толпе мы чаще всего принимаем решение, которое может в корне расходиться с нашими представлениями? В этом есть своя мистика.

Эгрегор – понятие старое и хорошо забытое. Вероятно, в современных словарях и энциклопедиях вы даже и слова такого не найдёте. Термин образован от латинского глагола aggregare – прибавлять, накапливать. Близкое производное от того же корня – слово «агрегат», но оно относится к машинной стороне единения, тогда как эгрегор – к человеческой, духовной.

Распространившись в среде современных парапсихологов, биоэнерготерапевтов, колдунов, целителей, приверженцев восточных оздоровительных систем и агни-йоги, это слово обозначает, прежде всего, не физическое, а невещественное объединение близких по духу и внутренним замыслам людей с возникновением целого, обладающего подобием души.

Предполагается, что значительные человеческие сообщества, стремясь к одной цели, способны вырабатывать собственное энергетическое поле (эгрегор религии; эгрегор творческой школы; эгрегор государства и т.д.). В ряде религий эгрегор считался ангелоподобным существом.

Душа толпы

Целое больше суммы входящих частей, утверждают философы. Притом не количественно, а качественно. То есть целое обладает новым качеством, отсутствующим у каждого из его элементов.

Вспоминаются давние годы, когда мы, юные сорванцы, открывали купальный сезон. В конце апреля вода в огромных лужах талой воды на лугах была обжигающе-холодной, и никто не решался войти туда первым. Но когда смельчак выступал вперёд, вся ватага уже безбоязненно следовала за ним – эгрегор устранял индивидуальные страхи.

Нынешние игроки футбольных и хоккейных команд заявляют, что играть на чужом поле и в окружении враждебно настроенных зрителей несравненно труднее, чем у себя дома. Неужели физически и психологически подготовленные спортсмены трусоваты? Но ведь они защищены от экспансивных зрителей решёткой и полицейским кордоном. 

Нет, всё дело только в психологии, в незримых тонкоматериальных связях и отношениях, возникающих как в сплочённом коллективе, так и во враждебной толпе.

На человека огромное давление оказывает его социальное окружение, так называемый групповой конформизм – даже в тех случаях, когда явных признаков физической опасности или какой-нибудь материальной корысти не было и нет.

Самая дурацкая мысль, нелепая идея, дикое, первобытное желание могут стать неодолимыми для человека внутри толпы, будь они даже совершенно чужды ему по его личной природе.

В период стихийных беспорядков большинство преступных деяний совершенно бессмысленны, бестолковы. Почти каждый такой нарушитель впоследствии не может объяснить, почему он поступил именно так, более того, вопреки своей воле.

Нечто подобное происходит и в случаях безотчётного геройства, характерного для войн и революций: в критические моменты люди чувствуют зов эгрегора, и ему трудно воспротивиться, зовёт ли он на подвиг или на преступление.

Подробнее читайте в №7/2022 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Аркадий Вяткин

Фото Shutterstock.com