Мадонна с книгой. Фреска на стене Дома-музея Рафаэля в Урбино. Ок. 1500 г.

500 миллионов евро стоили восемь картин Рафаэля, не так давно показанные в Москве. В очереди стояли толпы. Жизнь этого художника во многом загадка. Как бы хоть немного приоткрыть её для себя?

Папа Джованни

Выпала удача побывать в Урбино – в доме, где родился Рафаэль Санти.

Это городок в предгорье Аппенин. Горные отроги, живописные зелёные холмы уступами спускаются в долину, ведущую к Адриатическому морю; черепичная кровля узких трёхэтажных домов почернела… Всё, как на картинах Рафаэля, которые с тех пор будешь разглядывать в деталях – а что там, на заднем плане?

Феноменальный расцвет Урбино, столицы небольшого герцогства,  пришёлся именно на XV век. Италия тогда была раздроблена на множество городов-государств; правители соревновались в великолепии своих вотчин – и герцог Федерико де Монтефельтро, военный, кондотьер,  но при этом – поклонник искусств и великий меценат, владеющий всем регионом, весьма в этом преуспел.

Он ящиками выписывал последние книжные новинки. Но ещё больше, зная и  латынь, и греческий, любил древние манускрипты. Его библиотеку считали крупнейшей в Европе.

Придворным художником  при герцоге состоял Джованни Санти, опытный прикладной художник, декоратор, создавший не одну алтарную картину (они хранятся сейчас в крупнейших музеях мира).

А  в мастерской у него дома делались на заказ обетные образы, хоругви, но и  расписывалась мебель, традиционные свадебные сундуки невест, золотились конские сбруи и, конечно, рамы для картин и дорогих зеркал. Всё это можно было купить в небольшой лавке тут же. Ведь предки Санти всегда занимались мелкой торговлей.  Джованни к тому же  повезло жениться на дочери богатого купца Маджии Чарла. Так что семья не бедствовала.

Ангел во плоти

Что бы вы ни читали о Рафаэле – нигде не замечено, чтобы он кому-либо завидовал, с кем-нибудь задиристо соперничал, кого-то  язвительно критиковал.

Вероятно, мягкий нрав, приветливость и неизъяснимое обаяние он унаследовал от матери. Недаром ее звали  Magia – «магия».  

Он родила его 28 марта 1483 года (то есть 6 апреля по календарю, введённому в XVI веке). Ласковый мальчик купался в любви всей семьи,  включая отца, двух тёток и дедушки – патриарха семьи Санте. Рафаэль рано пошёл и заговорил, читать научился в пять лет, любил сидеть в мастерской и заворожённо наблюдать, как споро работают плотники, варятся сложные лаки, толкутся в порошок  пигменты, шлифуются доски для будущих картин.

Что за ангельский это был ребёнок!

И вот первое наше открытие: в дореволюционной книге удалось найти достоверные сведения о его первом изображении – оно известно не многим.

В Кальи, городке неподалёку, Джованни Санти написал для часовни  храма Сан-Доменико большую картину «Святое семейство». И в одном из ангелов  изобразил  своего маленького Рафаэля.

Маджия умерла, когда ему было всего восемь. Отец женился снова –  на дочери золотых дел мастера. Но ещё через три года умер и он сам. И начались  страдания ребёнка, которого Джованни оставил единственным наследником. Ведь опекунов оказалось двое: мачеха, отчего-то не слишком любившая  пасынка, и дядя (по отцу) Бартоломео, упрямый и вздорный монах, и эти двое никак не могли договориться между собой. Трудно поверить, но до нашего времени дошли  протоколы судебных заседаний, куда мальчишку то и дело таскали свидетелем!

Драгоценный пестик

Многое повидали эти стены дома Санти. 

…Вот он – стоит только подняться  по via Raffaello, минуя кофейню «La Fornarina» и пиццерию «Santi».  Дома все похожи, но мимо этого не пройдёшь. Во-первых, на нём гордо реют флаги Италии и Евросоюза. А во-вторых, большая памятная доска красноречиво гласит: «Здесь 6 апреля 1483 года родился бессмертный живописец Рафаэль. В людских делах Божественный промысел часто в малом создаёт великое».

Дом-музей частный, однако билет по европейским меркам не дорог: 3,5 евро.

Довольно обычное для Урбино трёхэтажное строение. Из подлинных предметов не осталось почти ничего, но каким-то чудом здесь витает необычная атмосфера.  И посетители, переступив порог дома, притихают.

…Почему у каждого окна примостились слева и справа каменные скамеечки? Это мода или архитектурная необходимость того времени? Если  судить по литературе, скорее всего, они были удобны для  многочасового разглядывания внешнего мира – чем ещё было заняться барышням из состоятельных семей? Окно для них было и киноэкраном, и телевизором…

Первый этаж обставлен мебелью XV века. Да и весь трёхэтажный дом не пустует:  здесь собраны картины Джованни Санти и копии некоторых работ  Рафаэля.

В кухне полностью воссоздан интерьер эпохи Ренессанса.

Это был явно дом состоятельного человека – с внутренним двориком, с собственным колодцем. На колонне сохранилась раковина, в которой Санти-старший, Джованни, приготовлял краски. И драгоценный, хоть и весьма неприглядного вида экспонат, – пестик для растирания пигментов.  

Нет сомнений, что прикасалась к нему и рука  маленького  Рафаэля: первым ремесленным основам живописного мастерства, в том числе законам перспективы, Джованни явно обучал сына с самых малых лет.

Главная загадка дома Санти

Лишь одна комната в доме намеренно пуста. Стены её просто побелены. И вот где  стоит гробовое молчание!

Это комната, где родился Рафаэль.

Здесь единственный экспонат – довольно  большая (102×71) цветная фреска на центральной стене. Это и есть главная загадка дома. На ней в профиль изображена прекрасная женщина в розовом хитоне и синем плаще, с раскрытой на аналое книгой. Увлечённая чтением, она нежно прижимает к груди спящего сына. Никаких нимбов – но разве это не Мадонна?

Посетители музея задерживаются здесь дольше всего: сидят,  уставившись на нежданное чудо.

Музейная подпись гласит, что это Маджия с новорожденным Рафаэлем, запечатлённая  своим супругом Джованни Санти. Однако столь же давно на равных бытует и другая версия. Уже после смерти родителей 15-летний Рафаэль решил увековечить образ матери. Как и учил его отец, нанёс на стену раствор, отшлифовал известковую поверхность…

Многие искусствоведы, исходя из  тонкости и изящества письма, певучести ритма, прекрасно выверенной композиции,  уверены, что фреску написал юный гений. Правда,  не в жилых покоях (мачеха была против), а внизу, на стене перед аркой, ведущей в мастерскую.  Но сегодня она перенесена сюда, в самую священную комнату дома.

Мария Филиппенко

Продолжение читайте в №12/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,