На первом курсе медицинского института нам, будущим врачам, устраивали дискуссию на тему «Кого следует лечить: больного или болезнь?». Однозначного ответа нет до сих пор.

Разделять до конца больного и болезнь неправильно, да и невозможно. Иными словами, болезнь в целом не есть что-то внешнее и чужеродное, поскольку это ты сам, но в другой, пусть даже в не совсем приятной и полезной ипостаси. По меткому выражению Маркса, болезнь есть стеснённая в своей свободе жизнь.

Мёртвые не болеют ни тифом, ни скарлатиной… Да и само размножение микроорганизмов в чашке Петри – совсем не то, что размножение их в теле человека, где в образовании симптомов болезни участвует и сам организм.

Другими словами, внешние факторы всегда действуют через внутренние условия, а не формируют симптомы болезни напрямую. Более того, некоторые микроорганизмы вообще способны существовать и размножаться только в теле человека – в естественной для них среде обитания. Другие же не просто живут в нашем теле, но и оказываются для нас буквально жизненно необходимыми, вырабатывая витамины и аминокислоты, участвуя в пищеварении, даже избавляя человека от более патогенной микрофлоры.

Так, кишечная палочка считается условно патогенной, поскольку при её избыточном поступлении в организм с пищей человек тяжело заболевает. И в то же время её полное отсутствие в пищеварительном тракте способно привести к болезни и смерти.

Лечение антибиотиками часто вызывает осложнение: уничтожая всю кишечную микрофлору, способствует развитию грибковой инфекции, для которой микрофлора была естественным врагом, а антибиотики не значат ничего.

Это подвижное равновесие академик Н.П. Бехтерева называла устойчивым патологическим состоянием организма.

А Зигмунд Фрейд писал, что любая болезнь обладает «инстинктом самосохранения» и если врач всеми силами стремится устранить все её проявления, то организм в той же степени этому сопротивляется!

Подробнее читайте в №9/2021 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Аркадий Вяткин, парапсихолог

Фото Shutterstock.com