Взгляд художника

«Заграница». Александр Бенуа

Это он ввёл в наш язык и в историю искусства термины авангард и русский сезаннизм. Стал одним из идеологов и основателей художественного объединения «Мир искусства», да ещё и вместе с Сергеем Дягилевым и издательницей княгиней Тенишевой выпустил одноимённый журнал. Александр Бенуа был превосходным художником, критиком, историком искусства и писателем, оставившим нам  драгоценные воспоминания «Жизнь художника». […]

читать далее »

 
 

Александр Головин. Встречи и впечатления (фрагменты)

Головин стал театральным художником в тридцать семь лет, в общем-то, случайно. В Большом театре ему предложили срочно исправить декорации, не удавшиеся другому художнику. С этого случая и началась долгая и плодотворная его жизнь в театрах России. А закончилась «Женитьбой Фигаро» – триумфальным спектаклем, над которым Головин работал в Художественном театре вместе с Константином Сергеевичем Станиславским. […]

читать далее »

 
 

«Жили она и её ручной журавль…» Кувшинникова и Левитан

Татьяна Щепкина-Куперник. Страницы из воспоминаний «Дни моей жизни» Кроме домов театральных, одним из первых домов, где я начала бывать в Москве и откуда, как из озера, вытекают по всем направлениям речки, много у меня завязалось знакомств, из которых некоторые превратились в дружбу – длящуюся и до сего дня, – был дом Софьи Петровны Кувшинниковой. Это […]

читать далее »

 
 

Под волшебным жезлом «дяди Саввы»

С Саввой Ивановичем познакомил меня Репин в 1878–1879 годах. Репин, Поленов и Антокольский познакомились с ним и его семьёй, кажется, в Риме. При первой встрече он поразил меня и привлёк даже своей наружностью: большие сильные – я бы сказал, волевые глаза, вся фигура стройная, складная, энергичная, богатырская, хотя среднего роста, обращение прямое, откровенное – знакомишься […]

читать далее »

 
 

Миллионщик Савва Великолепный

Его называли: Савва Великолепный, «неистовый Савва», «человек-водоворот», «миллионщик». И всё было правдой. Миллионщиком он стал отчасти по наследству. Промыслом Мамонтовых были винокуренные заводы. Однако Отец Иван Фёдорович строил уже железные дороги, с выгодой дотянул Северную дорогу от Москвы до Ярославля. Савва, повзрослев, отправился в путешествие и, «попав раза два макушкой в потолок тарантаса, внутренне убедился, […]

читать далее »

 
 

Любовь детворы Владимир Конашевич

Чёрной кистью, пером и акварелью завоевал он любовь детворы. Но было и ещё одно обстоятельство. «Ваша живопись – добрая, – писал ему на склоне лет Корней Чуковский. – В каждом Вашем штрихе, в каждом блике я всегда чувствовал талант доброты…» А такой талант – редкость. ЁЛКА СВЕРКАЛА Одним из самых ярких воспоминаний детства для маленького […]

читать далее »

 
 

Загадка несломанной карьеры архитектора Щусева

В это трудно поверить: один и тот же архитектор – доверенный строитель великой княгини Елизаветы Фёдоровны и любимый архитектор Ленина, а потом и «вождя всех времён и народов». Ему не отказала в доверии и хрущёвская эпоха: список своих построек он завершил административно-техническим корпусом, поднявшимся над Лубянской площадью. Доверие Алексею Викторовичу Щусеву, как эстафетная палочка, переходило […]

читать далее »

 
 

«Оттепель»

2 декабря 1962 года газета «Правда» вышла с небольшим коммюнике. Руководители партии и правительства посетили 1 декабря выставку «Тридцатилетие МОСХа». На выставке были достижения, НО наряду с ними в своё время осуждённые работы художников 20-х годов и главное – работы некоего Белютина и нескольких примкнувших к нему представителей вредного для советского народа абстрактного и формалистического […]

читать далее »

 
 

Обыватель мирно спал и не знал, что в это время одна власть сменяется другой...

«Повесть о пустяках», революционные страницы из которой вы можете прочитать здесь, были написаны 44-летним художником Юрием Анненковым по воспоминаниям в эмиграции и изданы в Берлине в 1934 году под псевдонимом Борис Темирязев. Ему хотелось быть точным, и потому речи Ленина и Троцкого художник цитирует почти документально. Язык их молодым читателям покажется незнакомым, а родившимся и учившимся […]

читать далее »

 
 

РАЗЯЩИЙ УДАР ПЛАКАТА

  В начале ХХ века особое место в изобразительном искусстве занял плакат. Этому способствовали Первая мировая война и революционное движение. Плакаты играли огромную роль  в агитации и пропаганде, влияя на умы  непросвещённого и малограмотного  населения. Ещё Фридрих Энгельс писал: «Плакаты являются основным средством воздействия на пролетариат». Отражая историю страны, плакаты революционных событий 1917 года, одновременно […]

читать далее »

 
 

Сергей Маковский: «Отец и моё детство»

Несправедливо Его славе и гонорарам завидовали многие собратья по арт-цеху. Ещё бы, он писал портреты царя, великих князей и самых красивых женщин. Сам Третьяков хотел купить его историческое полотно «Боярский свадебный пир в XVII веке» – не хватило средств: за «Утро стрелецкой казни» Сурикова отдал 8000 рублей, а тут надо было выложить 20 000, и […]

читать далее »

 
 

Его нет, но оно существует. Ненаписанное полотно Павла Корина

В записной книжке 1917 года Павел Дмитриевич Корин впервые выразил желание написать Большую Картину. Впереди ещё пятьдесят лет жизни: мечты о картине, подготовительные работы, этюды, эскизы. Огромный холст (большего размера, чем «Явление Христа народу» Иванова) был выполнен по специальному заказу без единого шва. Но Корин к холсту так и не прикоснулся Замысел Вначале неопределённый, он […]

читать далее »

 
 

Василий Верещагин. Воспоминания Михаила Нестерова

Как-то в самом начале девятисотых годов я проездом из Киева был в Москве, повидал кого нужно, вечером сидел уже в поезде, ехал в Петербург. В купе нас было четверо Беленький крестик Рядом со мной, у двери, сидел молодой кавалергард-корнет. Напротив, у окна, – кавалергардский ротмистр. Оба такие породистые, красивые, элегантные в своих белых с красным […]

читать далее »

 
 

Василий Верещагин. Воспоминания Александра Бенуа

Самой громкой славой среди представителей «реалистического» и «обличительного» направления пользовался художник, стоявший совсем в стороне от всех кружков и партий, никогда не участвовавший на передвижных выставках, отказавшийся от каких-либо связей с художественным миром и шедший вполне самостоятельным путём. То был Василий Верещагин – самое одно время популярное во всём русском искусстве лицо – не только […]

читать далее »

 
 

Михаил Врубель: «Я Моцарт, а ты не Сальери»

Из дневников Константина Коровина: В Малороссии Полтавской губернии у Трифоновских я был в гостях, туда приехал и М.А. Врубель. Небольшого роста, худой, с лицом человека, на котором нет простоты черт народа, сдержанный, как бы спокойный — вот полный иностранец-англичанин, хорошо причёсанный, тщательно бритый, с тонкими крепкими руками У Трифоновских Пока за завтраком я обратил внимание, […]

читать далее »

 
 
 
 
Яндекс.Метрика