Не всякое реальное историческое событие обрастает со временем легендами и воплощается в искусстве. Лишь немногие волнуют умы и сердца столетиями. Яркий тому пример – японское предание о 47 верных ронинах.

Благодаря коллекционеру Кириллу Данелия изумительные гравюры XIX века, посвящённые этому популярному сюжету японской истории и театральной драматургии, с триумфом были представлены в Государственном музее Востока. Их создавали несколько поколений прославленных мастеров жанра театральной и героической гравюры. Среди них – Утагава Кунисада (1786–1865), Утагава Куниёси (1798–1861), Каванабэ Кёсай (1831–1889), Тоёхара Тиканобу (1838–1912)... Большая часть этих произведений в России ранее не выставлялись.
Именно в графике прославленных мастеров и отражена легенда о сорока семи верных вассалах – ронинах. Эпилогом их судьбы и началом мифологизации стало 20 марта 1703 года. В этот безоблачный весенний день 47 ронинов совершили ритуальное самоубийство, отомстив за смерть своего господина – князя Асано Наганори. А началась трагедия также весной – в апреле 1701 года. Тогда «на дворе» была по японской историографии эпоха Эдо, которая длилась с 1603 по 1868 годы.

Так случилось, что молодой князь Асано Наганори поднял оружие на церемониймейстера Киру Ёсинаки при дворе военного правителя Японии (сёгуна) во время ежегодных ритуалов обмена новогодними подношениями между императорским и сёгунским дворами. Истинная причина столкновения осталась невыясненной.

И эта тайна на протяжении веков продолжает волновать не только историков, но и творцов: живописцев, драматургов, актёров.

Поступок князя считался тяжелейшим преступлением. Единственным наказанием для самурая за него могло быть только ритуальное самоубийство – сэппуку. И князь прошёл этот путь чести до конца. После смерти Асано Наганори все его владения были конфискованы, а бывшие вассалы стали ронинами – «странниками в бурных волнах».

Но ронины, несмотря на справедливость наказания, не смогли смириться с тем, что противник их господина оставался жив. В течение почти двух лет они готовили месть, и, наконец, в ночь с 30 на 31 января 1703 года состоялся штурм усадьбы церемониймейстера Киры Ёсинаки. Кира был убит, а ронины добровольно сдались властям. Их приговорили к смерти, но дали право совершить сэппуку. Тела верных ронинов похоронили на кладбище храма Сэнгакудзи рядом с местом упокоения их господина…

Эта реальная история начала обрастать мифами сразу после смерти ронинов, поскольку отвечала представлениям о том, какими следует быть идеальным самураям. И вскоре своё отражение она нашла и на подмостках, и в изобразительном искусстве. Успех театральных представлений «Канадэхон Тюсингура» («Сокровищница Самурайской Верности») повлёк за собой появление многочисленных гравюр. Спектакль выдержал бессчётное количество постановок в разных театрах Страны восходящего солнца на протяжении уже трёх веков, а гравюры на тему «Тюсингуры» занимают большую часть всей японской печатной продукции XIX века. Так драматические события начала XVIII века стали частью японской народной культуры. Большое количество героев пьесы, многочисленные побочные линии сюжета и второстепенные персонажи позволили увидеть в ней рассказ о верности, предательстве, любви и чести – вечных вопросах для всего человечества.

Марина Александрина,
искусствовед, член ТСХР

Фото Сергея Борисова

Теги: ,