Эндрю УайетИные критики привыкли обвинять американское искусство в отсутствии страстности и глубины, работе на зрителя и преувеличенно-кричащем стиле. Объясняют, как правило, это тем, что история культуры! США, по сравнению с историей культуры! той же Европы, совсем молода. И это правда. Но есть и в ней имена, стоящие вровень даже со старыми и давно признанными мастерами мирового искусства. Одно из них — Эндрю Уайет. Мастер магического реализма — так окрестили его искусствоведы.

Мистик-домосед

Эндрю Уайет родился в 1917 году в Пенсильвании, в небольшом городке Чеддс-Форд. Отец его, известный книжный иллюстратор Ньюэлл Уайет, обучил сына своему ремеслу, и тот уже в возрасте двадцати лет открыл свою первую выставку акварелей. Она имела успех, все картины, выставленные в Галерее Макбет, на удивление быстро раскупили восторженные ценители. Успех и дальше сопровождал молодого художника, и уже к 1955 году он становится членом Национальной академии дизайна и Американской академии искусств и литературы. Не так быстро, но приходит к нему и международное признание. И хотя его картины и выставки колесили по всему миру, сам Уайет всегда отличался почти полным отсутствием интереса к каким-либо поездкам и путешествиям. Всю жизнь он провёл там, где родился. А на летние месяцы переселялся в городок Кушинг, штат Мэн.

«Я сознательно не люблю путешествовать, — писал в своих дневниках Эндрю Уайет. — После путешествия вы никогда не возвращаетесь такими же — вы делаетесь более эрудированными... Я боюсь утратить что-нибудь важное для моей работы, может быть, наивность».

Неудивительно, что на всех его картинах — пейзажи всего двух мест, а герои полотен — соседи, живущие неподалёку. Выбор в качестве модели человека, с которым хорошо знаком, уважительное внимание к каждому — этому правилу художник почти никогда не изменял. Да и рисуя природу, он, прежде чем взяться за кисть, стремился познакомиться с ней максимально близко и мог часами лежать на земле, вглядываясь в маленькую веточку или цветок, — «вживаться в их бытиё».

Окружающую действительность и повседневность Эндрю возвёл в ранг самого ценного, что может быть дано человеку. Порой кажется, что, погружаясь в любой объект своего творчества, художник старается проникнуть сразу в суть всех вещей. И передаёт это на холсте настолько точно, что незаметно переходит грань между видимым внешним и внутренним миром. Не зря искусствоведы, описывающие его творчество, заговорили об Эндрю как о «мистическом гиперреалисте».

Художник Эндрю УайетВселенная Хельги

Каждое драматические событие в личной биографии всегда событие и в художественном пространстве Уайета. Одно из таких событий — встреча с Хельгой Тесторф. Трудившаяся на соседней ферме немка-эмигрантка, которую взяли на работу в дом соседи, стала человеком, через которого Уайет открывал и познавал на холсте, казалось, целую Вселенную. Как итог — 247 картин за почти 15 лет с главной героиней — женщиной со скуластым, ничем не примечательным прусским лицом и широко расставленными глазами. Картины создавались в тайне от всех, даже от жены, и художник впоследствии никогда не комментировал ни историю возникновения этой серии, ни обстоятельства работы. Лишь однажды, в дневнике, описал первый момент этой перевернувшей его жизнь встречи: «И тут на вершине холма показалась маленькая фигурка в зелёном немодном пальто с пелериной. Покрытый жухлой прошлогодней травой, освещённый слепящим зимним светом, этот холм преобразился. В этой худенькой женщине, рука которой повисла в воздухе, я увидел себя, свою мятущуюся душу».

Когда цикл работ с Хельгой Тесторф открылся миру, журналисты просили хотя бы жену художника что-то сказать по этому поводу. Она ответила: «Ему повезло, что полотна оказались гениальны, иначе я бы его убила».

Уайет в СССР

Неожиданно для себя Эндрю Уайет стал художником, чьё творчество признали и в нашей стране. В 1978 году он стал почётным членом Академии художеств СССР. Редкий американский художник удостоился такой чести. Ведь у большинства художников из Америки на холсте обнаруживались признаки воспевания капитализма. И только полотна Уайета, обращённые к чистому искусству, оказались свободны от «грязной политики». Впрочем, и их тщательно отбирали для показа советскому человеку, стараясь взять те, где больше быта и меньше метафизики. Это были порой не самые лучшие работы художника, но и они завоевали признание советского зрителя. Репродукции из вышедшего в 70-х годах журнала «Америка» с работами Уайета многие повесили на стены. Пусть интуитивно, но люди почувствовали, что в этих полотнах есть нечто большее, чем «суровый быт трудового американского народа» и внутренняя магия настоящей живописи сделала своё дело.

* * *

Искусство Эндрю Уайета — это искусство существовать в одиночестве. И оно знакомо каждому. Вот на холсте только пустые холмы и фигурка путника, двигающегося не покоряя, но подчиняясь и принимая пространство. Взгляду современного зрителя, привычному к зовущим, ярким объектам, не за что зацепиться — и без этой опоры теряешь равновесие и погружаешься в себя. Тогда вибрирующая напряжённость живого поля, пронизывающего весь мир, завораживает зрителя. «Я убеждён в том, что искусство художника способно преодолеть лишь такое расстояние, какое способна преодолеть его любовь», — писал Уайет. Что ж, его искусство покорило не только планету, но и время. А то что человек смертен, — так это только на Земле.

Художник прожил долгую жизнь, оставив тысячи полотен, и перешёл в иной мир в возрасте 91 года в своём доме, во сне.

Художник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю УайетХудожник Эндрю Уайет

Теги: , , ,