Всего в паре часов езды от центра нашей столицы уже несколько веков живёт своей неспешной, но чрезвычайно насыщенной жизнью удивительная усадьба. В её истории и облике замысловато переплелись воплощённые фантазии и несбыточные мечты, судьбы людей и чудесные предания – яркое свидетельство того, что трансформация окружающего нас мира вполне подвластна воле человека. Сегодня наш путь лежит в Марфино.

История этой усадьбы прослеживается с середины XVI века. Ею владели самые известные и влиятельные российские дворянские роды, полководцы и сановники. И все они стремились устроить жизнь здесь исключительно на свой лад, даже дворцы выстроить по особенному пристрастию.

Князь Борис Голицын – «дядька царя» Петра I оформил вотчину на «французский манер». Он так рьяно следил за строительными работами, что даже велел до смерти засечь батогами своего крепостного архитектора, получившего образование в Париже. И это не легенда, а факт, подтверждающийся эпитафией на могильном камне несчастного зодчего Василия Белозёрова. Он не угодил хозяину пропорциями и убранством изящнейшей церкви Рождества Богородицы и по прихоти сурового барина около стен злополучного храма нашёл своё последнее пристанище…

К концу XVIII века представители нескольких поколений рода Салтыковых создали здесь роскошный ансамбль в стиле классицизма, оставив от прежних построек только церковь, но возведя ещё одну, на свой вкус. Они даже для своих охотничьих собак построили два дворца! И всеми этими архитектурно-парковыми нововведениями искренне восхищались гости усадьбы, ставшей очагом культурной жизни московского дворянского общества. На балах, концертах и спектаклях с участием известных в ту пору европейских актёров и музыкантов бывали поэт Иван Дмитриев, мемуарист Филипп Вигель, легендарный Василий Львович Пушкин. Будущий официальный историограф Николай Карамзин сочинил даже водевиль «Только для Марфина», посвящённый идиллическим отношениям между графом Салтыковым и его крепостными.

 

Очередные владельцы – Орловы, одним из которых был Владимир Григорьевич – младший из пятёрки знаменитых братьев – «екатерининских орлов», стали обладателями, говоря современным языком, усадьбы «проблемной». Да и как иначе, если осенью 1812 года здесь от души похозяйничали отступающие из Первопрестольной французы. Во время тотального разграбления Марфина солдат нисколько не смутили архитектурные мотивы их родины в оформлении ансамбля.

Как это ни парадоксально, но именно французские мародёры стали одной из причин того, что в первой половине XIX века в Марфино, в противовес бытовавшей в России галломании, воцарилась совершенно диковинная для российской архитектуры той поры… английская готика. Граф Орлов много сделал для хозяйственного обустройства Марфина: при усадьбе появились кузница, кирпичный заводик, столярная мастерская. Его дочь и наследница Софья Владимировна Панина с 1820-х годов продолжала перестройку господского дома и парковых сооружений.

Модный в ту пору архитектор Михаил Быковский в 1830–1840-х годах на берегу реки со странным названием Уча создал, как гласит фундаментальный архитектурный каталог, «единственный в своём роде художественный ансамбль в своеобразных формах псевдоготики эпохи романтизма». Он удачно перестроил ампирный дворец Владимира Орлова, превратив его в типичный английский замок эпохи позднего Средневековья. И если вы никогда не были на берегах Туманного Альбиона или в юности зачитывались романами Вальтера Скотта – то приехать сюда непременно стоит: очаровательные готические здания, вся чудесная обстановка дворцово-паркового ансамбля на берегу пруда, охраняемого парой мистических грифонов, хотя бы на миг перенесут вас из ближнего Подмосковья в далёкую Британию. Романтические беседки в парке, статуи и фонтан, чудесный кирпичный мост, украшенный готическими орнаментами и суровыми щитами крестоносцев, аналогов которому теперь не отыскать ни в одном старинном английском городе, – всё это хранит память по утраченному миру дворянского житья-бытья. А оно здесь, в Марфине, было особенным.

Подробнее читайте в №4/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Алексей Калугин