Он открыл неведомый до него мир организмов, придумал простой способ управления процессами брожения и победил бешенство. После этого мир узнал о Луи Пастере и благодарен ему до сих пор.

В 1913 году в Париже решили разобраться с памятниками, украшающими город, и с этой целью обратились к парижанам с таким вопросом: «Если бы вышел закон, предписывающий уничтожить все памятники знаменитостям, то кого бы, по Вашему мнению, следовало бы наградить почётным исключением?»

Откликнулись не только парижане. Жители всей Франции добровольно прислали множество писем с ответами. По количеству голосов, отданных в пользу прекрасно живших и увековеченных в монументах соотечественников, на первом месте оказался Пастер. За ним выстроились: Жанна Д'Арк, Наполеон, Виктор Гюго. Наименьшее число голосов на этих «выборах» получили: Гамбетта, Генрих IV, Людовик XIV, Лафонтен, Мольер. А на последнем месте расположился некогда всесильный кардинал Ришелье. Парижане отметили своим вниманием 285 памятников. Но почему же всеобщей безоговорочной любви удостоился Луи Пастер?

Открытие в котле

Луи (Людовик) Пастер родился в небольшом городке Доле департамента Юры 27 декабря 1822 года. Его отцом был отставной солдат, имевший маленький кожевенный завод. Первоначальное образование Луи получил в начальной школе города Арбуа, затем учился в колледже Безансона, где отличился своими способностями, трудолюбием и прилежанием. Замечательно рисующему мальчику пророчили будущее художника. Действительно, в 15 лет, во время летних каникул, Луи замечательно нарисовал портреты своих родителей. Но увлечение физикой и химией оказалось сильнее тяги к искусству.

Получив после окончания колледжа степень бакалавра, Пастер поступил на работу в «Ecole Normale», где трудился под руководством известного профессора-химика Балара. В 1847 году молодой профессор Пастер уже занял кафедру физики в Дижонском лицее. В 1849-м работал профессором химии в Страсбурге. Когда же Пастеру исполнилось 32 года, ему поручили организацию в Лилле высшего учебного заведения с четырьмя кафедрами: естественной истории, физики, математики и химии. Деканом факультета естественных наук и химии стал сам организатор. Его лекции привлекали всеобщее внимание. Промышленники, в особенности пивовары и дистилляторы, буквально толпами приходили в аудитории, чтобы послушать умные речи и посоветоваться с профессором по вопросам своего производства.

Именно в Лилле, в 1856 году, Пастер сделал открытие, ставшее исходной точкой всей его теории. «Бюллетень Общества друзей науки» сообщил об обстоятельствах этого открытия: «Может быть, орудия дистилляторов были недостаточно совершенны, а, может быть, свёкла в этом году была нехороша. Как бы то ни было, при фабрикации спирта произошли встревожившие фабрикантов неожиданности. Одному из этих дистилляторов, господину Bigo-Tilloy, пришла счастливая мысль сообщить Пастеру о своих затруднениях и попросить проанализировать продукты. Профессор как раз в этот период читал лекции о процессе брожении. Чтобы изучить его при нормальных условиях, Пастер каждый день ходил на завод Bigo-Tilloy и там производил различные опыты над веществами, использующимися для дистилляции. Однажды, имея в своём распоряжении лишь весьма грубый микроскоп и котёл, нагревающийся при помощи кокса, Пастер сделал открытие. Он доказал, что всякое брожение есть не что иное, «как результат деятельности органических существ, находящихся в данной среде». Пастер обобщил свои наблюдения, изучив процессы брожения молока, пива и уксуса. После чего открыл простой способ управления этими процессами – нагревание, названное «пастеризацией» (по имени учёного)». Впоследствии, продолжая свои исследования, учёный доказал, что такие болезни как холера кур, болезнь шелковичного червя, трихины и бешенство возникают, подобно брожению, из-за микробов.

В 1857 году Пастер переехал в Париж. Здесь с 1863 года он уже профессор геологии, химии и физики в Школе изящных искусств, а со следующего года преподаёт химию в Сорбонне. Однако простые современники почитали его за огромную услугу, оказанную пищевой промышленности, и за помощь в борьбе с заразными болезнями. Проведя ряд исследований с микроорганизмами, Пастер указал пути излечения больных и предохранения от инфекции здоровых. Правда, сначала он проводил опыты на овцах.

В то время распространённым заболеванием стало бешенство. Против этой беспощадной и смертельной болезни не существовало никаких средств. Микроб бешенства был неизвестен, а потому не изучен. Ситуацию усложняло то, что время с момента заражения до проявления явных признаков болезни (инкубационный период) – проходило весьма продолжительное время. Однако Пастеру удалось доказать, что яд бешенства находится не только в слюне поражённого животного, но, главным образом, в нервных центрах и спинном мозге. Именно нервная ткань для микроба бешенства – наиболее благоприятная среда. Лабораторные опыты над животными дали прекрасные результаты: предохраняющее действие прививок было доказано. Пастер, зная, что инкубационный период у человека, заражённого бешенством, длится более месяца, предположил, что этим временем можно воспользоваться, чтобы сделать организм невосприимчивым к инфекции.

Больше не бойтесь собак

6 июля 1885 года в пастеровскую лабораторию привели 9-летнего мальчика Иосифа Мейстера из Эльзаса. Накануне его укусила бешеная собака. Пастер вместе с коллегами решил применить на практике свой, уже опробованный на животных метод прививки. Поначалу было сделано слабое впрыскивание. Ребёнок чувствовал себя хорошо. Так же его организм среагировал и на более сильные дозы вакцины. А 27 июля мальчик отправился домой совершенно здоровым. Во второй половине августа того же года Пастер получил от Иосифа письмо о добром самочувствии. 15 октября 1885 года учёный сделал доклад о результатах своей работы во французской Академии наук.

Статистики засвидетельствовали: с ноября 1885-го по август 1886 года прививки были сделаны 1726 пациентам, из которых умерли только десятеро. До 1896 года предохранительные прививки сделали около 20 тысячам человек, при этом смертность составила 0,5 процента.
Заслуги Пастера признали во всём мире.

По международной подписке 18 ноября 1888 года в Париже был открыт Бактериологический (Пастеровский) институт. Конечно, первым его руководителем стал сам Луи Пастер. В большой библиотеке института находятся шесть бюстов главных благотворителей, благодаря которым он был он создан. Таким удивительным образом тут «встретились» барон Ротшильд и русский император Александр III. В жизни это было невозможно.

На обучение в Пастеровский институт приезжали многие русские врачи, которые затем работали под руководством Ильи Ильича Мечникова. В стенах института часто можно было услышать русскую речь. Здесь обучались профессора, простые врачи, фармацевты, биологи, химики…. В 1889 году обучающихся насчитывалось более 800 человек и почти столько же вольнослушателей.

В институте приготовлялись различного рода лечебные сыворотки для борьбы с дифтеритом, столбняком, краснухой, гнойным заражением крови и т.п. Потому вскоре Пастеровский институт стали называть учреждением «общественной полезности». По образцу парижского во всём мире стали организовываться бактериологические институты и лаборатории.

Пастер был избран членом национальной Академии наук, его награждали высокими медалями, знаками отличий и премиями. Он стал также кавалером ордена «Почётного Легиона».

Наука помнит

В 65 лет великого учёного сразил апоплексический удар, и ему пришлось распрощаться с преподавательской деятельностью. Но Пастер не прекращал своих исследований. Он прожил ещё семь лет. Умер Луи Пастер 16 сентября 1895 года в Вилленеф-Летани вблизи Парижа. С гениальным учёным благодарно прощался весь мир. Из России на его похороны приезжал Великий князь К.К. Романов. Тело покойного поместили в собор Нотр-Дам, а позднее, 14 декабря 1896 года, перенесли в Пастеровский институт. На памятной доске начертали «Здесь покоится Пастер». Украшениями купола над гробницей-склепом стали аллегорические фигуры: «Вера», «Наука», «Милосердие» и «Надежда».

И в городе Лилль – колыбели замечательных открытий учёного на собранные по подписке деньги Пастеру поставили памятник. Создали его художники А. и Л. Кордонье. В правой руке учёный держит колбу. У подножия колонны, на которой он стоит, – три статуи: женщина, вспрыскивающая своему малышу противодифтеритную сыворотку; женщина, поднимающая к доктору вылеченного ребёнка; и рабочий-пивовар, с благодарностью взирающий на создателя метода «пастеризации». К украшениям памятника добавлено и три прекрасных барельефа. На одном из них изображён доктор Ру, делающий прививку рогатому барану. На втором – Пастер с микроскопом в руках, изучающий процесс брожения. В третьем барельефе отражена сцена первой прививки против бешенства, сделанная Иосифу Мейстеру.
Прошло ещё несколько лет, и в феврале 1901 года парижский скульптор Карле закончил модель статуи Пастера для установки в родном городе исследователя – Доле. В ней Карле изобразил женщину «Науку», подающую Пастеру лавровый венок, и женщину, символизирующую «Человечество». Она обнимает двоих детей, спасённых чудесным доктором.

Татьяна Бирюкова