Иногда достаточно просто внимательно вглядеться в творения художников, а затем подробнее почитать о них – и открывается совсем другой мир. Недоступный досужему зеваке, на полчасика забежавшему в музей.

Даже дети, приведённые в ГМИИ им. А.С. Пушкина, сразу же начинают разглядывать фаюмские портреты, пережившие тысячелетия. Потому что это вполне реалистичные изображения, созданные в Римском Египте в I–III веках. (Название дано по месту первой крупной находки в Фаюмском оазисе в 1887 году.)

В Пушкинском хранятся 23 портрета, и некоторые школьницы до сих пор влюбляются в юношу в золотом венке и покупают в музейном киоске фирменные открытки и книжные закладки с его изображением.

Но не надо забывать, что эти портреты – надгробные. Их помещали в саркофаг в районе головы.

Самые эффектные – ранние (I–II вв. н.э.): они написаны красками с расплавленным воском: мазки, «по-современному» жирные, добавляют объёма. Иногда мастер пальцами буквально моделировал черты лица. И удивительно, как же сохранился цвет! Поздние портреты (III–IV вв. н.э.) писались уже темперой, и сегодня они не выглядят столь же выразительными.

Впрочем, что тут обсуждать – изображения предназначались вовсе не для людей, исключительно для Бога: служили свое­образным пропуском в мир иной.

Но почему на большей части портретов – молодые люди и дети? Потому что дожить до сорока в то время считалось счастьем. Так, лишь два процента женщин достигали этого возраста! И портреты с натуры делали заранее – уже в 15–20 лет.

Подробнее читайте в №5/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Николай Румянцев