Когда в январе 1814 года союзные армии перешли Рейн и вступили на территорию Франции, состояние наполеоновской армии было критическим. Готовых к бою солдат осталось всего около 47 000 человек, а у их противников – в пять раз больше, и ещё почти 200-тысячные подкрепления шли разными дорогами им на подмогу

Камп Фридрих. Славное вступление союзных войск в Париж

Война на территории Франции

Тем не менее 15 (27) января Наполеон выбил русские войска генерала С.Н. Ланского из Сен-Дизье. 17 (29) января при Бриенне была одержана новая победа над пруссаками и русским корпусом генерала Ф.В. Остен-Сакена. В это время М.Б. Барклай де Толли, хотя и носил звание главнокомандующего, непосредственно руководил только русско-прусским резервом, при котором находился, передавая ему распоряжения, шедшие от князя Шварценберга. Резерв этот шёл во втором эшелоне.

Влияние же Барклая на русские боевые корпуса ограничивалось только общим надзором за административной и хозяйственной частями. Да и то, как он мог осуществлять надзор, если русские войска находились в составе разных армий, а в них Михаилу Богдановичу никто не обязан был подчиняться.

Союзники располагали между Шомоном, что на Марне, и Бар-сюр-Об силами в 120 000 человек. У Наполеона в этот момент было чуть больше 36 000 человек, но он решил не отступать, а принять бой. Сражение при Ля-Ротьере началось рано утром 20 января (1 февраля) и продолжалось до поздней ночи. И лишь в самый последний момент прибывшие свежие войска Барклая выбили французов из Ля-Ротьера, но затем Наполеон силами головной дивизии маршала Нея контратаковал Барклая и вернул себе контроль над городом. Однако превосходство союзников в численности не могло не сказаться, и французы, потеряв около 6000 человек и 50 орудий, начали отступать. Союзники потеряли при Ля-Ротьере чуть менее 5000 человек. За сражение при Ля-Ротьере Барклай де Толли был награждён золотой шпагой, украшенной лаврами и бриллиантами.

Р. Кнётель. Сражение при Ля-Ротьере

После Ля-Ротьера Наполеон, никем не преследуемый, перешёл реку Об и, отступая на запад, 22 января (3 февраля) вошёл в город Труа, расположенный на берегу Сены. Его положение оставалось крайне опасным, ибо подкрепления подходили гораздо медленнее, чем того хотелось бы императору.

Как ни странно, по мере возрастания опасностей Наполеон становился всё энергичнее. 29 января (10 февраля) он напал на стоявший у Шампобера отряд генерала З.Д. Олсуфьева и разбил его наголову. На другой день он повернул от Шампобера к Монмирайю, где стояли русские и пруссаки. Сражение при Монмирайе, происшедшее 30 января (11 февраля), закончилось новой блестящей победой Наполеона. Союзники потеряли в этот день до 3700 человек, а Наполеон – около 2000 человек.

Потом Наполеон резко двинулся на север, и битва при Шато-Тьерри 31 января (12 февраля) вновь завершилась его победой. А 2 (14) февраля Наполеон уничтожил авангард Блюхера у Вошана: здесь пруссаки потеряли около 9000 человек.

6 (18) февраля произошло новое сражение при Монтрё (это уже на юго-западе от Вошана), и опять союзники, потеряв 6000 человек и 15 пушек, были отброшены на сорок миль к югу. Французы потеряли примерно 2500 человек. Но союзники, несмотря на поражения, не падали духом: слишком многое было поставлено на карту.

У Наполеона к началу марта было уже больше 75 000 человек, из них 40 000 он выставил заслонами против отступившего князя Шварценберга, а с 35 000 человек устремился за Блюхером, который сам по чистой случайности чуть было не попал в плен. Но, спасшись от плена, Блюхер не ушёл от сражения: 23 февраля (7 марта) Наполеон настиг его у Краона (это уже на северо-востоке от Монтрё, гораздо севернее Вошана) и завязал бой с выдвинутым ему навстречу корпусом генерала М.С. Воронцова. Итог дня: русские потеряли 5000 человек, французы – на 500 человек больше.

А тем временем вся армия Блюхера сосредоточилась ещё севернее, у Лаона. 25–26 февраля (9–10 марта) Наполеон предпринял попытки выбить союзников из лаонской позиции, но попытки эти не удались. Потеряв около 9000 человек, Наполеон отвёл свои войска на юго-запад, к Суассону. Не успев отдохнуть и не дав отдохнуть своей армии после безрезультатного сражения у Лаона, Наполеон, который, несмотря на угнетающую обстановку, был преисполнен боевого духа, бросился на вошедший в Реймс 15-тысячный русско-прусский отряд под начальством русского генерала графа де Сен-При. 1 (13) марта Наполеон неожиданно ворвался в Реймс, наголову разгромив противника (при этом сам де Сен-При был убит). После этого Наполеон двинулся на юг для встречи с князем Шварценбергом.

Встреча эта произошла 8 (20) марта у Арси-сюр-Об. У Наполеона было около 30 000 человек, у Шварценберга – около 90 000. Сражение, в котором принимал участие и Барклай де Толли, длилось целый день, французы нанесли союзникам большие потери, но преследовать Шварценберга сил уже не было, и Наполеон, контратакованный гренадёрами Н.Н. Раевского и кирасирами принца Евгения Вюртембергского, был вынужден уйти обратно за реку Об.

После сражения при Арси-сюр-Об Наполеон со своей 50-тысячной армией задумал зайти в тыл союзников и напасть на их пути сообщения. При этом Париж был оставлен практически неприкрытым, и вот тут-то союзники и решили рискнуть: воспользоваться тем, что Наполеон далеко на востоке, и идти прямо на французскую столицу, рассчитывая захватить её раньше, чем император французов успеет лично прийти на её защиту.

Мы разобьём их, потому что мы сильнее…

Родилась эта идея следующим образом. Сначала князь П.М. Волконский, находившийся при императоре Александре в качестве начальника главного штаба, пошёл к государю и доложил, что, на его взгляд, сейчас было бы выгоднее идти на Париж, нежели продолжать преследовать Наполеона. Когда он пространно развил свою мысль, император приказал позвать к нему генералов Барклая де Толли, Дибича и Толя. Те вошли, император сказал:

– По соединении наших армий представляются нам два случая: первый – идти на Наполеона и в гораздо превосходнейших силах атаковать его, второй – скрывая от него наши движения, идти прямо на Париж. Какое ваше мнение, господа?

Барклай, посмотрев на карту, сказал:

– Надобно следовать за Наполеоном и напасть на него.

Сначала все были с ним согласны за исключением И.И. Дибича. Он советовал совершить нападение на Париж. Князь П.М. Волконский возразил:

– В Париже находятся 40 000 национальной гвардии и остатки разных полков; в окрестностях Парижа стоят корпуса маршалов Мортье и Мармона. Все сии войска составляют 90 000 человек, притом, идя за Наполеоном, мы должны оставить сильный арьергард для их отражения. Потому лучше соединиться нам с Силезской армией и отрядить за Наполеоном значительный корпус конницы и несколько полков пехоты, приказав им для большего удостоверения, что будто мы за ними идём с армией. Самим же нам следует направиться прямо на Париж. Надобно атаковать Мортье и Мармона. Мы разобьём их, потому что мы сильнее…

Сергей Нечаев

Продолжение читайте в мартовском номере (№02, 2014) журнала «Тайны и преступления»

Теги: , , ,