Читайте в сентябрьском номере:

Человек без кожи Иван Бунин

Представьте себе такую пару: любящие Он и Она. Он поэт, помощник редактора, Она корректор в провинциальной газете. Не первый год уже состоят в гражданском браке. Вдруг расстаются и снова сходятся... Иван Бунин и Варвара Пащенко.

Через пять лет их совместной нищей жизни с расставаниями и соединениями Варя Пащенко ушла к другу Вани, тоже писателю, но и актёру, а главное – к обеспеченному помещику Арсению Бибикову. Сбежала, подарив Бунину сюжет для повести и небольшого рассказа. Только тогда он понял, что кожи у него больше нет!

«В пременах жребия земного» «Трижды первый» Борис Шереметев

Фамилия Шереметевых и сегодня у всех на слуху. Тех самых Шереметевых, которые верно служили на протяжении веков своему Отечеству, которых с почтением вспоминают в любой экскурсии по музейным ансамблям «Кусково» и «Останкино», и даже невольно – в крупнейшем международном аэропорту страны «Шереметьево».

✔ Кто она, Жанна д'Арк?

Удивительно, но вот уже почти шесть столетий не утихают споры вокруг, пожалуй, самой знаменитой национальной героини Франции. Дело в том, что в её судьбе всё далеко не так однозначно, как написано в сотнях похожих друг на друга как две капли воды официальных (канонических) биографий.

✔ Посол её величества – Михаил Кутузов

«Дипломатическая карьера сколь ни плутовата, но, ей-богу, не так мудрена, как военная, ежели её делать как надобно», – писал Михаил Илларионович Кутузов в одном из писем к жене.

Пожалуй, каждому в нашей стране хорошо знакомо это имя – победителя Наполеона, русского полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Он был тогда уже в летах. А в молодые годы должен был умереть! Дважды турецкая пуля попадала ему в голову. Врачи дивились, а один записал: «Надобно думать, что Провидение сохраняет этого человека для чего-нибудь необыкновенного, потому что он исцелился от двух ран, из коих каждая смертельна». Так для чего же сохраняло его Провидение?

✔ Артузов и другие. Из истории советской контрразведки

После поражения первой русской революции 1905–1907 годов семья Фраучи прятала в своём новгородском доме большевиков, скрывающихся от полицейских ищеек, Подвойского, Ангарского, его брата Клестова и будущего видного чекиста Михаила Кедрова. Так отрок Артур познакомился с российскими революционерами, которые сыграют знаковую роль в выборе им жизненного пути. Но как семья Фраучи оказалась в России?

✔ День Победы в сентябре

В Японии сегодня очень многие считают, что Россия должна покаяться за вступ­ление СССР в войну против неё в августе-сентябре 1945 года. Дескать, если это произойдёт, то современная Япония наладит с ней полноценные добрососедские отношения. Впрочем, и в России эта точка зрения тоже имеет место, в основном в либеральной среде. Отсюда и сказки, что Красная Армия воевала тогда не с мощной Квантунской армией, а лишь с её бледной тенью. А что же было на самом деле?

✔ Гарри Трумэн. Ненаписанный портрет. Часть 2

Казалось бы, после разгрома и разоружения двух наиболее агрессивных держав – Германии и Японии не было никакой необходимости продолжать гонку вооружения и, в частности, налаживать массовое производство атомных бомб. Но это только казалось. Уже в августе 1945 года угроза применения «сверхоружия» хотя и не высказывалась явно, но вполне определённо нависала над миром.

✔ Зачем вернулся Сергей Прокофьев

В следующем году музыкальный мир отметит 130-летие со дня рождения композитора Сергея Прокофьева. Одного из тех корифеев ХХ века, в сочинениях которого этот трудный век пульсировал, гремел, фонтанировал энергией. В 1917 году Маяковский, познакомившись с ним, предложил вместе покорять мир. Прокофьев ответил: «Обязательно!»

✔ Отцы и дети

«Балкончиком заинтересовались? Действительно необычный, стена, облицованная уральским мрамором от пола до потолка, и вдруг ни с того ни с сего эдакое окошко на маленькую дверку, да ещё на такой высоте и почти над сценой. Балкончик-то на ровной стене для себя товарищ Ежов придумал. Меня ещё в комиссию по согласованию вызывали».

✔ Дело было в Хлыновске

Он был уже знаменит. Всех поразило «Купание красного коня», все впечатлились «Смертью комиссара». Впрочем, его ранняя «Богоматерь Умиление злых сердец» или портрет Анны Ахматовой 1922 года интеллигенции нравились больше. Теперь он жил в Царском Селе, среди известнейших деятелей культуры: с семьёй занимал квартиру в бывшем Царскосельском лицее. Врачи запретили ему писать красками – туберкулёз! Но литераторы-соседи уговорили писать… просто о жизни – ведь превосходный рассказчик! И он осмелился. Приближалось 50-летие, и он решил посвятить дочери повесть о городе детства, написанную глазами подростка и мудрого человека. Каким стал.

Он назвал повесть «Хлыновск», а родился в городе  Хвалынске Саратовской губернии, в семье сапожника, унаследовавшего свою двойную фамилию от деда Петра, чьё прозвище Водкин закрепилось и за внуком. Фамилия настолько запоминающаяся, что пиара не надо.

Мы публикуем только последнюю, ХХ главу из живописной и до сих пор живой повести Кузьмы Сергеевича Петрова-Водкина. А выбрали её потому, что пережили недавно похожее. Пережили без того страшного, что случилось в Хлыновске… Но ведь страшное может приблизиться снова, и надо понимать, как немыслимое превращается в реальное. Знать, чтобы не подпустить к себе и остаться людьми.