Существует более полусотни версий о том, кто мог скрываться под псевдонимом «Шекспир». Ведь всё, что известно о реальном человеке с этой фамилией, не вяжется с масштабом творчества гениального драматурга. Судя по пьесам, он должен был знать не менее четырёх языков, блестяще разбираться в истории, дипломатии, праве, музыке, ботанике, медицине, военном и морском деле… Кому же это было под силу? И при чём здесь выходцы из России?

 

В сотне километров к юго-западу от Лондона, на пути к знаменитым достопримечательностям – Стоунхенд­жу и кафедральному собору Солсбери, расположен городок Уилтон, а рядом с ним – роскошное имение с таким же названием. Как и многие усадьбы в Англии, оно превращено в музей. Владельцы, графы Пембрук, живут там до сих пор, но большая часть дворца и парк доступны для посетителей. Некоторые экспонаты музея связаны с Россией. Небольшая табличка у раскидистого дуба гласит: «Дуб Quercus cerris посажен 3 февраля 1818 года великим князем Николаем, ставшим императором России». В великолепных залах можно видеть портреты членов семьи Воронцовых: дипломата Семёна Романовича, его дочери Екатерины и сына Михаила. Там же стоят русский сундучок, обтянутый кожей и обитый медными гвоздями, славянские сани, а также походная шкатулка для депеш императора Наполеона, захваченная как трофей Михаилом Воронцовым и подаренная им сестре. Всё здесь пронизано памятью о Воронцовых…

Когда-то русское посольство в Лондоне на Харлей-стрит и два дома Воронцова – на Мэнсфилд-стрит и в пригороде Лондона Ричмонде – были центрами небольшой русской колонии и местом радушного приёма для приезжавших в Англию. Карамзин в «Письмах русского путешественника» вспоминал: «Всего чаще обедаю у нашего посла, графа Воронцова, человека умного, достойного, приветливого, который живёт совершенно по-английски, любит англичан и любим ими… Он истинный патриот, знает хорошо русскую историю, литературу… Такой посол не уронит своего двора».

В 1806 году Семён Романович завершил свою двадцатилетнюю дипломатическую службу, но остался в Британии, которая сделалась для него вторым домом. Его сын Михаил семнадцати лет от роду впервые отправился в Россию, где стал крупным военачальником и государственным деятелем. Свою дочь Воронцов-старший от себя не отпускал, дав ей блестящее воспитание. Она знала несколько языков, классическую литературу и музыку. В двенадцать лет перевела с французского на русский трагедию Ф.Г. Клопштока «Смерть Адама».

Пришло время найти ей жениха с «положением и состоянием». В двадцать пять лет Екатерина вышла замуж за лорда Георга-Августа Пембрука. Этот род владеет усадьбой Уилтон уже несколько столетий. Король Генрих VIII пожаловал бывшие монастырские земли графу Уильяму Пембруку, который в 1543 году приступил к возведению дворца. Перестраивая его после пожара, архитектор Иниго Джонс спроектировал превосходные интерьеры, сохранившиеся до наших дней.

Графы Пембрук покровительствовали искусствам. В их дворце собрана одна из лучших в стране коллекций – картины Рубенса, Рембрандта, Ван Дейка, Питера и Яна Брейгелей, греческие и римские статуи, некогда принадлежавшие кардиналу Мазарини.

В поместье побывали все английские монархи начиная с королевы Елизаветы I. Но подлинную славу Уилтон-хаусу принесла Мария Пембрук (1561–1621), сестра Филиппа Сидни – рыцаря и поэта, чьи произведения она редактировала и издала. Именно им Шекспир посвятил первую публикацию своих пьес. По семейному преданию, во дворе Уилтон-хауса состоялись премьерные показы комедий «Двенадцатая ночь» и «Как вам это понравится» с его участием.

Продолжение читайте в №4/2022 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Татьяна Фадеева