Служба в сыскной полиции считалась самой непрестижной в Министерстве внутренних дел России в начале ХХ века: взяток мало, проверяют много, работы выше головы, карьеру не сделаешь

А. Бенуа. Герман угрожает графине пистолетом. Иллюстрация к «Пиковой даме». 1899 год

Российский сыск

Вообще-то дознание и розыск в Российской империи имели право вести и простые полицейские и жандармы. В отличие от жандармов, сотрудники сыскной полиции не носили форму.

Сразу после Февральской революции Временное правительство упразднило сыскные отделения, приравняв их к ненавистной «охранке», хотя политический сыск вели только жандармские управления. В результате преступность взлетела до небес, преступники вышли на волю и в первую очередь расправились с теми, кто их ловил. Большевики, придя к власти, попытались вновь создать отделения уголовного розыска, но категорически отмежевались от «царского» сыска: «На службе в уголовно-розыскных отделениях ни в коем случае не должны находиться лица, хотя бы незаменимые специалисты, участвовавшие в сыске до Октябрьской революции». Поэтому советские сыщики ещё долго оставались неопытными и неграмотными.

Да, были люди в царские времена! Обходились, замечу, малыми силами. К примеру, штат Управления сыскной полиции СанктПетербурга в 1905 году состоял из 12 человек: начальник (один), помощник начальника (ещё один), чиновники для поручений (этих пять), делопроизводитель (один), его помощники (этих три), архивариус (один). Однако успехи были таковы, что даже в Европе многое переняли у российского сыска. На Международном съезде криминалистов в 1913 году в Швейцарии русская сыскная полиция, возглавляемая в то время Аркадием Кошко, была признана лучшей в мире по раскрываемости преступлений.

От инспектора до генерала

Аркадий Кошко родился в 1867 году в Минской губернии. По обычаю дворянских недорослей окончил Казанское пехотное юнкерское училище и отправился в полк, где служил «спокойно и беззаботно, однако монотонно». Но однажды молодой офицер, с детства увлечённый героями Габорио и Конан Дойла, внезапно подал в отставку и поступил рядовым инспектором в рижскую полицию. Решение Аркадия Кошко не было «души прекрасным порывом». Нет, Аркадий твёрдо знал, что будет великим сыщиком и что этот дар сильнее всех его других – и немалых! – талантов.

Уже через шесть лет инспектор Кошко стал начальником Рижской сыскной полиции, ещё через пять – заместителем начальника Петербургской сыскной полиции, далее – прославленным начальником Московского сыска и, наконец, заведующим всем уголовным розыском Российской империи. Говорят, по его приказу московские сыскари начали носить нагрудный знак с надписью «МУС» – Московский уголовный сыск – и долго гордились своим званием, несмотря на прозвище «мусора»... Международные организации борцов с преступностью высоко ценили достижения генерала Кошко.

Работу в Московском сыске новый начальник начал с наведения железного порядка и установления строжайшего контроля. Кошко требовал от квартальных надзирателей ежемесячно давать сводки совершённых на их участках преступлений: убийства, кражи, мошенничества и т.п. На основании этих докладов рисовались графики по всем видам преступлений по каждому району отдельно и по Москве в целом; по этим графикам Кошко оценивал криминальную ситуацию и приказывал послать в неблагополучный район специалистов по определённому виду преступности из «летучего отряда» (резерва начальника сыска), после чего ситуация быстро нормализовывалась.

Кошко нашёл способ борьбы с криминальными эпидемиями, охватывающими Москву в предпраздничные дни: устраивал полицейские облавы невиданного масштаба, причём заранее собирал участников операции и не выпускал вплоть до её начала. Бывало, что в сыскном отделении томились до тысячи городовых. Затем они оцепляли намеченный район, проверяли все ночлежки, подозрительных лиц задерживали и направляли в сыскное управление – выявлять личность. Уже через три года пребывания Кошко в Москве не было ни одной кражи на Пасху!

Римма Конторова

Продолжение читайте в майском номере (№03, 2014) журнала «Тайны и преступления»

Теги: , , , ,