Отрывок из статьи Виктории Дьяковой «Тут и выйдет Алёшка Фатьянов, запевала из всех запевал».

 

В сентябре 1944 года подразделение вошло в состав 6-й гвардейской танковой армии, а Фатьянов был назначен фронтовым корреспондентом армейской газеты «На разгром врага». Но в декабре при штурме города Секешвехервар в Венгрии поэт был ранен вторично, награждён медалью «За отвагу» и десятидневным отпуском. Тогда он и встретился со своим наставником и другом. Василий Павлович Соловьёв-Седой рассказывал об этом так. «В конце 1944 года я жил в гостинице «Москва», работал над опереттой «Верный друг». Вдруг приезжает Фатьянов. Оказывается, он отличился при штурме венгерского города Секешвехервар и его наградили десятидневным отпуском. Я обрадовался – молодцеватый, улыбающийся Алексей всегда мне нравился, работать с ним было легко и приятно. Соскучился я по нему, по его песням! Настроение у Алексея было отличное – на выцветшей фронтовой гимнастёрке новенькая медаль. Я знал, что он никогда не приходит с пустыми руками  – наверняка привёз стихи. Так и есть – выложил на стол две готовые песни, написанные им на фронте. Алексей прочёл мне стихи. Они меня так взволновали, что, сев за пианино, я в то же утро написал музыку. Так появились песни «Ничего не говорила» и «Соловьи». 

Соловьёв написал про соловьёв. Только это были не русские соловьи, а… румынские. Фатьянов о них рассказывал другу. 

«Помню, в Румынии во время передышки мы оказались в большой зелёной роще. После только что затихшего боя лежим, отряхиваясь от крупинок засыпавшей нас земли, и вдруг слышим: вслед за растаявшим вдали рокотом вражеских самолётов во всё горло, как бы утверждая жизнь, защёлкал соловей. Усталые солдаты заулыбались – словно нежданная радость, надежда нахлынули, и усталости как не бывало». 

Песня мгновенно стала популярной. Но самую высокую оценку ей дал полководец Георгий Константинович Жуков. Произошло это уже после Победы. Отвечая на вопрос о любимых песнях, Георгий Константинович сказал: «Мои вкусы, я думаю, не расходятся со вкусом многих людей. «Вставай, страна огромная!», «Дороги», «Соловьи»… Это бессмертные песни». Услышав песню «Соловьи», Александр Васильевич Александров немедленно включил её в репертуар ансамбля и написал Соловьёву-Седому письмо, в котором искренне поздравлял и поэта, и композитора с заслуженным успехом. 

«Успех», пожалуй, в этом случае слово неточное. 

Это было в начале марта 1945 года, всего за два месяца до Дня Победы. В 10-ю гвардейскую армию тогда приехала бригада артистов Рижской филармонии... Под зрительный зал оборудовали большую госпитальную палатку. Бойцов набилось – не то что яблоку, маковому зёрнышку негде упасть. И за брезентовыми стенами бойцы вкруг. Первые же слова песни повисли в тишине.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

Пусть солдаты немного поспят.

«Нет! За всю войну не приходилось слышать такой песни, – вспоминал Соловьёв-Седой. – А их, песен, было много, разных и хороших, хватавших за душу и разрывающих на части сердце, поднимавших в атаку, развесёлых в часы короткого отдыха. А в этой было всё, будто она аккумулировала все чувства воедино.

И когда песня кончилась, никто не шелохнулся. Молчал зал, молчала певица, плетьми повисли руки аккомпаниатора. И за палаткой стояла тишина. 

Я повернул голову и был ошеломлён ещё больше. В окне палатки я увидел лицо молоденького солдата. По нему струились слёзы, прокладывая тонкие белые бороздки на его закопчённых порохом щеках».

Поскольку рана беспокоила Фатьянова, Соловьёв-Седой настоял на том, чтобы Алексей Иванович не возвращался на фронт, а был откомандирован в Таллин в распоряжение ансамбля песни и пляски Краснознамённого Балтийского флота. Фатьянов не отсиживался за кулисами. 

Он активно выступал перед пехотинцами Второго Прибалтийского фронта, перед моряками. Читал стихи, занимался режиссурой – работоспособность его поражала. Фатьянова-поэта знала вся страна. По свидетельству Василия Павловича Соловьёва-Седого, не проходило и дня, чтобы песни, написанные на стихи Фатьянова, не звучали по Всесоюзному радио. Их передавали целыми блоками, по нескольку раз в сутки. 

30 апреля 1945 года Алексей Фатьянов получил воинское звание сержанта. За работу в ансамбле он был награждён орденом Красной Звезды. К сентябрю 1945 года, когда поражением Японии закончилась Вторая мировая война, Фатьянов уже имел звание старшего сержанта. А в феврале 1946 года был демобилизован.

Виктория Дьякова

«Тёмные аллеи» 3/2020