О Русской смуте начала XVII века написаны горы книг, но подавляющее большинство населения России в настоящее время связывают её исключительно с польской интервенцией, а завершение – с изгнанием поляков из Москвы. На самом деле всё было гораздо сложнее.

«ВЫ УВИДИТЕ, КАКОВ Я ВПЕРЁД БУДУ!»

Интервенция, конечно, имела место, но она началась уже тогда, когда смута в Московском государстве была в разгаре. Да и «польские интервенты» (точнее, международный наёмный сброд) оказались у нас потому, что их пригласили сами московские бояре, различные группировки которых упорно перетягивали друг у друга канат власти, невзирая на беды страны и нужды народа. Причём далеко не последнюю роль в этом малопочтенном деле играл Филарет – отец первого русского царя Михаила из династии Романовых. Филаретом Фёдор Никитич стал 30 июня 1601 года, когда Боярская дума, обвинив Романовых в заговоре против царя, вынесла приговор. Тогда Фёдора Никитича постригли в монахи и под именем Филарета сослали в Антониев-Сийский монастырь. Он воспрянул духом только тогда, когда пришла весть о походе Лжедмитрия на Москву: «Вы увидите, каков я вперёд буду!» – заявил он, узнав об этом.

И «пророчество» Филарета не замедлило сбыться. Сразу после венчания на царство в начале июля 1605 года самозванец Лжедмитрий направил в Антониев-Сийский монастырь своих посланцев, которые освободили Филарета и с торжеством повезли в Москву, где «сродственник» Дмитрий I возвёл Филарета в сан митрополита Ростовского (в Ростовской епархии находились вотчины Романовых). Правда, ростовская кафедра была занята, и чтобы поместить на неё своего бывшего покровителя, Лжедмитрий отправил на покой в Троице-Сергиев монастырь прежнего ростовского митрополита Кирилла Завидова. Тогда же Филарет получил в своё управление и Ипатьевский монастырь. Девятилетний сын Филарета, будущий царь Михаил, становится стольником. Брату Филарета Ивану Никитичу даруют боярство, а останки других братьев Никитичей, не доживших до воцарения своего бывшего слуги, перевозят в Москву и торжественно хоронят в Новоспасском монастыре.

Лжедмитрий I (есть свидетельства, что самозванец был холопом Романовых) царствовал недолго – меньше 11 месяцев. 17 мая 1606 года его свергли и убили во время мятежа, устроенного князем Василием Шуйским из рода Рюриковичей. Романовы в этом деле участия не принимали, да и не могли принимать – не в их интересах было уничтожать собственного ставленника и помогать Шуйским. Боярин Иван Романов приехал в Кремль через два часа после убийства царя, а Филарет и вовсе весь день переворота не выходил из дома.

Причина проста: смерть Лжедмитрия I никак не приближала Романовых к престолу – сам Филарет, как монах, претендовать на трон не мог, его брат Иван был непопулярен и не имел шансов стать царём, а Михаилу Романову тогда было всего 10 лет. Поэтому Романовым и Шуйскому пришлось пойти на соглашение о разделе власти: Василий Шуйский стал царём, Иван Романов – одним из руководителей нового правительства, а Филарет был назначен «названным патриархом». Однако уже пару дней спустя Шуйский низложил патриарха Романова, что объяснялось заговором против царя, в котором участвовала родня Филарета – П.Н. Шереметев и Ф.М. Мстиславский. Филарет уходит в оппозицию Шуйскому и возвращается в ростовскую епархию, а его место занимает Гермоген, архиепископ казанский, который упорно требовал второго крещения Марины Мнишек. В стране и церкви сложилась уникальная ситуация, когда одновременно
существовали аж четыре патриарха той или иной степени легитимности: Иов, Игнатий, Филарет и Гермоген.

С ХЛЕБОМ-СОЛЬЮ И ЯХОНТОМ ЦЕНОЮ В ПОЛБОЧКИ ЗОЛОТА

Следующий звёздный час главы рода Романовых наступил в октябре 1608 года, когда отряд «тушинского вора или царька» (по всей вероятности, уроженца белорусского города Шклова и самопровозглашённого русского царя периода двоевластия 1607–1610 годов) при поддержке переславцев атаковал Ростов. Правительственные войска и жители города упорно оборонялись, но, теснимые противником, укрылись в соборной церкви, где несколько часов отбивались от врага. К несчастью для них, там же оказался и митрополит Филарет, вовсе не горевший желанием умирать под руинами храма. Он вышел к тушинцам с хлебом-солью, чтобы «добиться снисхождения». Воспользовавшись этим, нападавшие ворвались в храм и перебили всех там находящихся. Воеводу города казнили, а ростовского митрополита «ополонили» и доставили в Тушинский лагерь, где Филарета встретили очень приветливо.

Доктор исторических наук, профессор, научный руководитель отдела гуманитарных исследований Южного научного центра РАН И.О. Тюменцев в своей монографии о Смутном времени пишет, что «митрополит был обласкан самозванцем и вернул себе сан «наречённого» патриарха». За что Филарет «…вынул из своего жезла восточный яхонт ценою в полбочки золота и подарил его Димитрию». При этом его не смутили примеры жестокого обращения тушинцев с церковными иерархами: тверского архиепископа Феоктиста там травили собаками, кололи пиками, а при попытке бегства из Тушина поймали и убили; коломенского епископа Иосифа, захваченного в 1608 году, привязывали к пушке для устрашения других всякий раз, когда осаждали какой-либо город; суздальского архиепископа Галактиона изгнали в 1608 году с кафедры, отчего тот скончался в изгнании. Филарет же Романов предпочёл собакам, пикам, пушкам и изгнанию почётное звание «воровского патриарха».

Польский историк и публицист Казимир Валишевский ещё в начале XX века писал об этом периоде жизни главы рода Романовых так: «Вслед за Филаретом, этой пародией на патриарха, вся церковь ринулась, очертя голову, в тину: священники, архимандриты и епископы оспаривали друг у друга милости Тушинского вора, перебивая друг у друга должности, почести и доходы ценою подкупа и клеветнических изветов. Вследствие этих публичных торгов епископы и священники сменялись чуть ли не каждый месяц. Во всём царила анархия: в политике, в обществе, в религии и в семейной жизни.

Смута была в полном разгаре. А тушинская Боярская дума почти сплошь состояла из родственников Филарета – князей Д.Т. Трубецкого, Д.М. Черкасского, А.Ю. Сицкого, М.М. Бутурлина, Г.П. Шаховского и других».

Геннадий Кудий

Продолжение читайте в №2/2019 журнала «Тёмные аллеи»

Иллюстрации:

✔Осада Троице-Cергиевой лавры. 1891. Художник В. Верещагин;

✔Патриарх Филарет. Портрет из царского титулярника