Каждое государство периодически проводит преобразования в области денежного обращения. Эти реформы, как правило, направлены на укрепление денежной системы и осуществляются в рамках финансово-экономической политики страны. В истории России таких реформ было немало.

Первая централизованная денежная реформа в России произошла в 1535 году по распоряжению княгини Елены Глинской – жены великого князя Василия III Ивановича, матери Ивана Грозного. Её целью был запрет хождения в обороте всех старых русских и иностранных монет и замена их новой монетой – копейкой.

В 1654 году при царе Алексее Михайловиче впервые были выпущены серебряные монеты с надписью «Рубль», на лицевой стороне их был изображён двуглавый орёл, на оборотной – царь на коне.

Финансовые реформы проводили практически все русские императоры, начиная с Петра I и заканчивая Николаем II. Свою лепту в это дело внёс и Александр I. В начале XIX века из-за сильного дефицита ассигнаций их выпуск был приостановлен, а старые изымались. Порой этот процесс носил анекдотический характер. В журнале «Исторический вестник» за 1899 год мы наткнулись на любопытную историю, которой решили поделиться с читателями «Тёмных аллей». Итак…

Из прошлого

К характеристике императора Александра I.

В царствование императора Александра I был произведён обмен кредитных ассигнаций на новые. Так как в то время всякие распоряжения правительства расходились крайне медленно, то множество лиц, особенно из числа живших в глуши и хранивших деньги при себе, не узнавали в своё время об окончании срока для обмена ассигнаций. Так случилось и на этот раз на Дону: значительное число донских казаков и казачек пропустили срок обмена ассигнаций и, таким образом, лишились своих сбережений. Приезд императора в Таганрог возбудил у некоторых таких потерпевших надежду исправить дело. С этой целью несколько казачьих станиц снарядили для отправления в Таганрог целую экспедицию, состоявшую из десятков двух или больше самых древних старух. Прибывши на место и придя ко дворцу, старухи, в большинстве согнувшиеся от старости и все вооружённые длинными клюками, стали просить, чтобы об них доложили императору. На все вопросы, что им нужно, они твердили одно: что им нужно видеть самого батюшку-царя. По докладе об них императору, был получен приказ впустить их. При входе во дворец, несмотря на все доводы и возражения старух, от них были отобраны клюки, и они были введены и поставлены в зал. При входе государя все старухи, как это ни было им затруднительно, опустились на колени и поклонились в землю. Государь милостиво приказал им встать, но не тут-то было: несмотря на все усилия, старухи только барахтались на полу, но ни одна из них не могла без привычной клюки подняться. Тогда были позваны люди, и старухи кое-как очутились на ногах. На вопрос государя: в чём состоит их просьба, – они кряхтя и с большим трудом стали доставать, кто из-за пазухи, кто из полуаршинного кармана, небольшие свёртки, обёрнутые платками. Когда процедура сперва развязывания узелков, а затем развёртывания платков была окончена, в руках у каждой старухи оказались пачки старых, не обменянных ассигнаций. Тогда наиболее храбрая из них обратилась к государю с такой речью: «Царь-батюшка! Мы принесли тебе деньги, нам они не нужны, а тебе они, может быть, понадобятся на что-нибудь, так ты возьми их себе. Нам их не хотят обменить на новыя, тебя же, по твоему приказу, не посмеют ослушаться».

Тотчас же поняв, в чём дело, государь сказал, что прикажет обменять их деньги на новые. Тогда старухи снова хотели стать на колени, но государь не допустил этого и, обласкав, отпустил их, сделав в то же время распоряжение, чтобы их ассигнации были обменены.

Сообщ. Г.А. Ященко
Журнал «Исторический вестник»,
1899, том 75, с. 1069–1070