Воинская доблесть и унизительная лесть, идеалы просвещения и вера в незыблемость устоев крепостного права, самозабвенная любовь к театру и садистские наклонности – всё смешалось в характерах и пристрастиях владельцев удивительной усадьбы Сабурово, затерявшейся не только во времени, но и на современных просторах Орловского края, в извилистой пойме реки Цон.

Всего десяток вёрст отделяет эту удивительную усадьбу от исторического центра Орла, но далеко не всякий житель славного города знает об этой архитектурной жемчужине и её владельцах. Время, да и история наша безжалостны.

Граф М. Ф. Каменский

ЗАГАДОЧНЫЕ РУИНЫ

Между тем едва ли найдётся в России подобная усадьба – плод фантазии владельцев, не ограниченных финансовыми возможностями. Мыслимое ли это дело: огородить имение в двадцать гектаров настоящей крепостной стеной пятиметровой высоты, с грозными сторожевыми башнями и возвести несколько пирамид наподобие тех, что украшают долину Гизы? Графу и генерал-фельдмаршалу Михаилу Федотовичу Каменскому (1738–1809), ушедшему от полководческих дел на покой, так и грезились турецкие твердыни, которые ему приходилось брать штурмом во славу скипетра и державы. Потому он и решил возвести вокруг своего провинциального дворца, парка, оранжерей и других построек каменные бастионы и пороховые погреба необычной конической формы. Удивительным образом почти все стены, общая длина которых достигает двух километров, башни, диковинные трёхгранные пирамиды и даже остов театрального павильона со стрельчатыми арками дошли до наших дней. Жаль, что главный дом не сохранился. Старожилы ещё помнят время, когда в одной из самых больших, четырёхэтажных башен действовал музей «Тупейного художника» – филиал Орловского краеведческого музея. Эта экспозиция, названная в честь одноимённого произведения Николая Лескова, была посвящена истории становления и развития российских усадебных крепостных театров и, в частности, театру, возникшему в усадьбе Сабурово, – его владельцам, авторам пьес и их постановщикам, актёрам и декораторам. Когда же в трудные годы поток туристов сюда иссяк, как и денежные ручейки господдержки, музей ликвидировали. И стоит ныне эта усадьба в петле реки со странным названием Цон в бесхозном состоянии, хотя и является объектом культурного наследия федерального значения!

Неискушённых посетителей, которые, как, к примеру, автор этих строк, нашли в себе силы и отвагу обойти по периметру все стены и осмотреть пирамиды и башни, удивляет их необычная архитектурная символика. Особенно хорошо она видна поздней осенью, когда непролазные дебри кустов и деревьев, захвативших в «плен» большую часть усадьбы, сбрасывают листву. Но что же скрывается за этими символами?

Если обратиться к биографии строителя комплекса, многое проясняется. Сподвижник самого Александра Суворова, кавалер всех российских орденов, генерал-фельдмаршал Михаил Каменский принимал самое активное участие в русско-турецких войнах, исходом которых стало присоединение Крыма к России. А в свободное от сражений время он увлекался входившим в ту пору в большую моду в России масонством. Имя Каменского мы находим в Оксфордском словаре английских масонов при дворе Екатерины Великой.

Оказывается, граф был принят в 1774 году в Яссах в ложу «Марс». Она была основана Великой Ложей Англии неспроста – политики с берегов Туманного Альбиона уже тогда, в последней четверти XVIII века, осознавали геополитическое значение Российской империи и внимательно приглядывали, а при случае и опекали путём вовлечения в масонские ложи русских военачальников. По окончании русско-турецкой войны ложа была переименована, получила многозначительное название «Молчаливости» и обосновалась с 1786 года в Северной столице.

К тому времени Каменский успел уже побывать рязанским и тамбовским генерал-губернатором. А перед началом очередной турецкой войны и назначением его государыней в действующую армию он получил в Петербурге своеобразные «подъёмные» в размере 5000 рублей. Недовольный столь жалкой подачкой граф демонстративно растратил эти деньги, ежедневно посещая Летний сад, где угощал всякого встречного. Такое чудачество он мог себе позволить: его состояние неуклонно росло, порой владелец даже точно не знал числа своих крепостных и названия всех имений.

В конечном итоге, недолго послужив уже при Павле I военным губернатором Санкт-Петербурга, вновь покомандовав армейскими корпусами, он окончательно вышел в отставку в 1807 году. Тогда и началось строительство крепостной стены вокруг его орловской вотчины, с явно масонской символикой в архитектуре башен и других зданий. Удивительно, но факт: граф знал и о многих необычных свойствах пирамид. Строились они в Сабурове первоначально для проведения масонских ритуалов, но затем вполне успешно использовались в качестве погребов – ледников для провизии. А многочисленные подземные ходы, опасные следы которых в виде провалов подкарауливают ныне в высокой траве невнимательных посетителей усадьбы, вели в глубокие подземелья. Потомки генерал-фельдмаршала использовали их в качестве тюремных казематов. Это удивляет. Ведь отец, Михаил Каменский, выделялся среди своих современников редким образованием, интересовался архитектурой и литературой, математикой и геометрией, музыкой и театром.

Александр Нефедов

Целиком статью читайте в №1/2020 журнала «Тёмные аллеи»