Привет из вечности. Как Горки Спасителевых стали Ленинскими

1 звезда2 звезды (+2 баллов, 1 оценок)
Загрузка...

Разве это не роковая насмешка судьбы: человек, всю свою жизнь посвятивший борьбе с капиталистами и помещиками, душой и сердцем болеющий за права рабочих и крестьян, во имя торжества мировой революции прошедший через испытания тюрьмой, ссылкой и эмиграцией, закончил свои дни в роскошном дворянском имении, окружённый врачами, секретарями, прислугой и охранниками?

Говорящая фамилия

Вам могут об этом в суете и не рассказать, но знайте: приезжая в Горки, вы окунаетесь не только в историю жизни и смерти Ульянова-Ленина, но гораздо глубже. Прогуливаясь по аллеям парка, обратите внимание на невысокие холмы посреди полянок. Это самые настоящие древние курганы. Их около пятидесяти, и они скрывают захоронения наших предков – вятичей. Исследователи полагают, что с этого не только самого большого в Подмосковье, но и в России могильника и началось в конце XI – начале XII вв. расселение славянских племён на территории Московского региона, включая и Первопрестольную. Не исключаем и такой возможности, что историки далёкого будущего будут ассоциировать Горки с началом славянской цивилизации.

Что же до самого названия Горки, то встречается оно в разъезжей писцовой грамоте от 1542–1543 годов. Владельцем поместья рядом с сельцом Горки был боярин Гаврила Спасителев. Род этот находился на государевой службе, в XVII веке братья Спасителевы в составе русского войска сражались против Лжедмитрия I. Так и оправдали свою фамилию вместе с другими русскими людьми – стали спасителями Отечества.

Этой же цели посвящали свои жизни и представители других родов, владевших усадьбой. Их было очень много за несколько веков существования имения. С конца XVIII века с его владельцами связаны представители таких знатных, а порой и не очень, фамилий, как Наумовы, Белосельские, Бутурлины, Бекетовы, Дурасовы, Писаревы, Сушкины, Прокофьевы – всех и не перечислить. Были среди них и защищавшие Россию от басурманов и наполеоновских орд. Об Отечестве радели декабристы. А масоны и революционеры мечтали о свободе, равенстве и братстве, которые преобразят весь мир, спасут погрязшее в грехах человечество! Так говорящая фамилия первых хозяев Горок – Спасителевы оказалась для этого места, столь значимого в нашей истории, даже символичной. И ХХ век исключением не стал.

Самой рачительной хозяйкой Горок оказалась Зинаида Григорьевна Морозова-Рейнбот. Она купила имение в 1909 году и вскоре превратила Горки в лучшую, оснащённую по последнему слову техники подмосковную усадьбу. Зинаида Григорьевна была очень красивой и очень богатой женщиной. Правда, никого спасать она не собиралась. Разве что… своего мужа.

Одна из комнат главного дома усадьбы Горки

Любовный многоугольник

Надо заметить, что путь Зинаиды Григорьевны в Горки был непрост, витиеват. Её напору и предприимчивости могут позавидовать, а может быть, и последовать, современные охотницы за олигархами. Она трижды венчалась и разводилась, разбивала крепкие семьи и вынуждала своих избранников бросать жён и детей, шла к богатству и славе, многого добилась и достигла бы ещё большего, не встань на её пути… Октябрьская революция и Ленин.

Её жизнь – настоящий роман. Безродная прядильщица на текстильной мануфактуре смогла влюбить в себя сына хозяина предприятия, да ещё и старообрядца. Несмотря на протесты родителей, он женился. Удачный брак? Только не для Зинаиды. Вскоре она знакомится с дальним родственником супруга – богатейшим промышленником Саввой Тимофеевичем Морозовым и становится его любовницей. Ненадолго. Под её ласковым натиском известный на всю Россию фабрикант разводится с женой, что было неслыханно для староверов. Разводится с обманутым мужем и Зинаида. Второе венчание. Теперь она миллионщица, благотворительница, ценитель театрального искусства, покровитель поэтов и писателей. Но не достигнуто главное, и она это понимает, – купчихе никогда не стать дворянкой.

Эти невесёлые размышления прерывает известие о том, что супруг увлёкся актрисой Московского художественного театра Марией Фёдоровной Андреевой. Чем бы закончился этот роман – можно только гадать. При таинственных обстоятельствах 13 мая 1905 года в гостиничном номере курортного города Канны Савва Морозов застрелился или был убит. Об этом спорят и по сей день. Но как бы там ни было, 100 000 рублей по «страховому полису» на предъявителя получила «бессребреница», агент Ленина, называвшего её «товарищ Феномен»,  – Мария Фёдоровна Андреева. Мало того, хотя по духовному завещанию наследницей Саввы Морозова становились его вдова Зинаида Григорьевна и его четверо детей, Андреева (жившая тогда с Горьким) судиться не отказалась, частично тяжбу выиграла и деньги отдала работавшему у Морозова Л.Б. Красину на нужды партии Ильича.  

В такой непривычной обстановке жил, работал и болел В.И. Ленин

Впрочем, к Зинаиде Григорьевне всё же перешли «недвижимость и ценные бумаги, она стала владелицей заводов и рудников на Урале, помещицей Владимирской и Московской губерний». Обладательнице миллионного состояния даже предлагали… вступить в партию кадетов. Она отказалась и, оценив перспективы, спутником жизни решила избрать генерал-майора Анатолия Анатольевича Рейнбота – казанского губернатора, получившего на волне первой русской революции повышение и назначенного государем московским градоначальником. Опустим подробности той резонансной истории, которая бурно обсуждалась во всех приличных домах не только Первопрестольной, отметим лишь, что в результате бурного романа Анатолий Анатольевич развёлся со своей супругой, матерью двух его сыновей. В августе 1907 года он венчался с 37-летней Зинаидой Григорьевной. Злые языки утверждали, что это был брак по расчёту.

Впрочем, женой градоначальника ей пришлось пробыть недолго. В декабре того же года супруг подал прошение об отставке. Она была принята государем, но вскоре градоначальника обвинили в финансовых злоупотреблениях, попросту говоря – в откровенном казнокрадстве. В полном собрании сочинений В.И. Ленина (1961, том 20) по этому поводу в комментариях приводятся любопытные детали: «Следствие по делу Рейнбота длилось несколько лет, только в 1911 году состоялся суд, приговоривший Рейнбота к лишению прав состояния и к одному году отбывания в исправительном арестантском отделении. Но даже этот лёгкий приговор не был осуществлён, Рейнбота вскоре освободили из-под ареста».

Заслуга в этом принадлежала исключительно супруге незадачливого администратора: Зинаида Григорьевна, спасая прежде всего свою репутацию, не пожалела средств и прибегла почти к тем же самым методам, за которые судили её супруга, – подкупу судейских чиновников. В итоге и её амбиции были удовлетворены: в 1912 году она была признана дворянкой и внесена в родословную книгу Московской губернии.

З.Г. Морозова, фото 1896 года

Прошло три года, и Анатолий Рейнбот в должности генерала для поручений вернулся на службу, некоторое время даже командовал пехотной дивизией. Правда, к этому времени у него уже была другая фамилия  – Резвой. С начала Первой мировой войны многие дворяне стали скрывать свои немецкие корни, и Рейнбот взял фамилию бабушки, её же приняла и Зинаида. Однако осенью 1916-го супруги всё же расстались по инициативе предприимчивой Зинаиды Резвой. Вот только её новым планам осуществиться было не суждено – разразилась революция.

Точкой в судьбе Рейнбота стала револьверная пуля – в 1918 году большевики припомнили ему жестокое подавление зачинщиков первой русской революции. Зинаиде Григорьевне пришлось расстаться с Горками, да и всем своим состоянием, началась жизнь, полная лишений. Бывшая миллионерша бедствовала в московских коммуналках, продавала немногие из сохранившихся безделушек на барахолках. В 1927 году по ходатайству Владимира Немировича-Данченко ей назначили пенсию в 120 рублей за вклад второго супруга, Саввы Тимофеевича Морозова, в развитие отечественного театра, но это была нищенская подачка. К старости бывшая дворянка перебралась в своё бывшее подмосковное имение Ильинское, где жила на окраине в ветхом домике, и скончалась в 1947 году в возрасте 80 лет. Её похоронили на местном погосте, позднее прах перенесли на московское Рогожское старообрядческое кладбище – в семейный склеп Морозовых.
А Горки члены спецкомиссии выбрали местом, отвечающим всем необходимым условиям для загородной резиденции главы советского правительства, здоровье которого пошатнулось после покушения 30 августа 1918 года. Сначала Владимир Ильич приезжал сюда в отпуск, потом стал бывать здесь чаще – много и хорошо работал. А 15 мая 1923 года в Горки привезли его уже тяжело больного. Здоровье председателя Совнаркома надо было спасать! Но возможно ли было это сделать?

Александр Нефедов

Целиком статью читайте в №2/2020 журнала «Тёмные аллеи»

 
 
 

 

 
Новости
 
Яндекс.Метрика