В замечательном белорусском городе Гомеле одна из центральных улиц носит название Ирининская. На ней же установлена скульптура Ирине Ивановне Паскевич – прекрасной русской женщине, благотворительнице и переводчице. Такой чести она удостоена за свои благие дела.

Из графского рода

Ирина Ивановна Паскевич (1835–1925) была представительницей знатного графско-княжеского рода Воронцовых-Дашковых, ведущего своё начало с IX века, и имела титул графини Эриванской, светлейшей княгини Варшавской.

Родилась она в Петербурге, на Английской набережной, в семье обер-церемониймейстера, действительного тайного советника, члена Государственного совета графа Ивана Илларионовича Воронцова-Дашкова и его супруги Александры Кирилловны Нарышкиной.

Отец Ирины был племянником Екатерины Романовны Дашковой – приближённой к Екатерине II. Екатерина Романовна настолько любила своего племянника, что попросила соизволения Александра I дать ему свою фамилию. Так Иван Илларионович Воронцов стал Воронцовым-Дашковым.

Граф был видным лицом русской аристократии. Он имел дружбу с самой яркой элитой России, в том числе и с Михаилом Ивановичем Глинкой, который посвятил ему одно из своих музыкальных произведений с дарственной подписью. За постоянно улыбчивое выражение лица его прозвали «вечным именинником». В очень хороших отношениях он был и с Александром Сергеевичем Пушкиным.

Мать Ирины – блистательная Александра Кирилловна Нарышкина, известная светская львица и «повелительница мод». Ею восхищались современники, о ней писали известные поэты и прозаики того времени: А.Н. Некрасов, М.Ю. Лермонтов, И.С. Тургенев, В.А. Соллогуб.

У неё был лёгкий характер и добрый нрав. Это была остроумная, живая и по-мальчишечьи озорная особа. Все её любили. Живым ключом била в ней жизнь, оживляя и скрашивая всех, кто был рядом с этой женщиной. Окружённая вниманием и рос­кошью, она никогда не забывала о бедных. Позже эта черта будет отличать и её дочь Ирину.

 

Родной брат Ирины – Илларион Иванович Воронцов-Дашков (1837–1916), с которым её всю жизнь связывала близкая родственная дружба, стал министром императорского двора и уделов, наместником на Кавказе, владельцем Воронцовского дворца и «Ласточкиного гнезда» в Крыму.

В доме Воронцовых-Дашковых на Английской набережной всегда было многолюдно, здесь часто устраивались роскошные балы и светские рауты. Частыми гостями дома были члены императорской семьи.

Ирина с детства была окружена той невероятной атмосферой, которая не могла не отразиться на её становлении и формировании. Ей посчастливилось получить достойное воспитание и блестящее домашнее образование, и в дальнейшем большая часть её жизни была посвящена меценатству и благотворительности.

Дорога в Гомель

В 16 лет по желанию родителей, но без любви Ирина выходит замуж за Фёдора Ивановича Паскевича – князя, генерал-лейтенанта, генерал-адъютанта.

 

К слову сказать, в Москве, в сердце Замоскворечья, стоит красивейший белокаменный храм святителя Николая Мирликийского (в Пыжах), ведущий свою историю с конца XVI века. За всё своё многовековое существование прихожанами этого храма были известные личности, в их числе и мать Фёдора Ивановича – Елизавета Алексеевна Паскевич (1791–1856), которая в 1817 году стала супругой генерал-фельд­маршала Ивана Фёдоровича Паскевича – знаменитого русского полководца и государственного деятеля. Елизавета Алексеевна была дочерью Алексея Фёдоровича Грибоедова – родного дяди по материнской линии выдающегося русского поэта и драматурга, автора комедии «Горе от ума» А.С. Грибоедова.

После смерти родителей супруга чета Паскевичей переезжает в Гомель и занимается кардинальной перестройкой дворца, перешедшего Фёдору Ивановичу по наследству от отца. Ранее это владение принадлежало Николаю Петровичу Румянцеву (русский канцлер, государственный деятель, дипломат). Дворцовый комплекс и сейчас носит название Румянцевых-Паскевичей в честь его владельцев.

 

Князь Паскевич после смерти отца получил огромное наследство, став одним из крупнейших землевладельцев в России. Ему принадлежали поместья в Польше, Литве и Белоруссии. Большую часть года он проводил в своей гомельской резиденции, где занимался хозяйством, а жена его – благотворительностью.

«Война и мир» одной русской

Ирина Ивановна была разносторонней личностью, увлекалась античной и современной историей, литературой, музыкой, искусством и рукоделием. В доме Паскевичей давали представления в домашнем театре. Сама княгиня питала особое пристрастие к сцене и участвовала в постановках.

Она в совершенстве знала несколько иностранных языков. Ею был сделан первый перевод романа Л.Н. Толстого «Война и мир» на французский язык. Но, прежде чем приступить к этой сложной работе, Ирина Ивановна в 1877 году представила в Петербурге свой перевод на французский язык романа Л.Н. Толстого «Семейное счастье». Известны и другие её переводы произведений Льва Толстого: «Маша», «Севастопольские рассказы», «Казаки», а также новелл писателя И.А. Салова и романа Б.М. Маркевича «Марина из Алого Рога».

Огромную помощь в переводе «Войны и мира» Ирине Паскевич оказал поэт Яков Петрович Полонский. А известный русский писатель Иван Сергеевич Тургенев способствовал распространению романа в Париже, где в 1879 году книга была отпечатана в трёх томах и выпущена в продажу.

 

Благодаря этому переводу известнейшие французские писатели Ромен Роллан, Гюстав Флобер, Эмиль Золя, Альфонс Доде, братья Эдмон и Жюль Гонкуры, Ги де Мопассан, Анатоль Франс впервые познакомились с творчеством Льва Николаевича Толстого. Этот первый французский перевод знаменитого романа вышел под псевдонимом «Une russe» («Одна русская»). Сейчас редкие экземпляры перевода хранятся в Российской государственной библиотеке в Москве, Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге и Гомельской областной библиотеке. Мне посчастливилось подержать в своих руках редчайшие экземпляры, датированные 1879 годом, и рассмотреть бесценное наследие Ирины Паскевич...

Всем помогала, о себе забывая

По отзыву графа С.Д. Шереметева, княгиня Паскевич была «существо несколько загадочное. В ней была бездна талантов, ума и добра, не красавица, но лучше всякой красавицы, она была верный друг своих немногих друзей, но круг их был чрезмерно ограничен; от света она отстала и за границу не ездила. Замуж она вышла не по любви, а по необходимости».

Княгиня много времени и сил посвящала благотворительности. Постоянно заботилась о детях, престарелых и больных, откликалась на горе или несчастье любого жителя города. Её участие в судьбе нищих и сирот, больных и слабых обуславливалось в определённой степени неустроенностью личной жизни. Казалось бы, она имела всё, о чём можно было только мечтать, однако при всём этом княгиня чувствовала себя одинокой... У неё никогда не было своих детей, к тому же муж, Фёдор Иванович, считал Ирину Ивановну своей женой формально. Он разъезжал по столицам, жил за границей, а в Гомель являлся не часто. Жизнь у князя была роскошной и весёлой, но позже, после его кончины в 1903 году, все долги приходилось выплачивать княгине, которая вела все финансовые и хозяйственные дела имения. Княгиня строила и содержала школы.

В общей сложности она построила около 10 новых учебных заведений и новых зданий и корпусов для них, оплачивала учёбу одарённых детей, жертвовала ежемесячно по 10 рублей серебром для бесплатного женского училища. На её деньги в Гомеле была построена мужская классическая гимназия (1898 г., сейчас – один из корпусов Белорусского государственного университета транспорта), содержались приют для девочек-сирот, детский приют городского попечительства о бедных и богадельня для пожилых женщин.

Ирина Ивановна построила в Гомеле глазную лечебницу (существовавшую до 1941 года), выделяла деньги и на содержание других больниц. Все бесприданницы гомельского имения в день свадьбы могли получить скромное приданое. Для этого было достаточно написать заявление на имя княгини Ирины.

 

В детских приютах княгиня лично отбирала наиболее способных детей и обеспечивала им достойное образование. В пред- и послереволюционное время в Гомеле жили и работали замечательные специалисты – врачи Старовинский, Александров, Василевский, Брук и другие воспитанники княгини Ирины.

Однажды на одной из улиц города, увидев мальчика, торгующего маковыми булочками, она решает отправить его в Швейцарию на учёбу. Позже Авраам Яковлевич Брук станет известнейшим окулистом, директором глазной лечебницы в Гомеле. Он спасёт зрение и жизнь многим своим пациентам.

В 1913 году Ирина Ивановна финансировала строительство военного госпиталя и земской больницы, а свой личный автомобиль передала в пользование Красному Кресту.

Последние дни

Революция изменила жизнь Ирины Ивановны, как и всех представителей знати. Все ценности и дворцовое имущество княгиня по описи передала ревкому (революционный комитет – временный орган власти в России во время Гражданской войны), ничего не оставив себе. Но, несмотря на все трудности, княгиня иногда приходит в дворцовый парк, гуляя по тенистым аллеям, она наверняка вспоминала те времена, когда ничто не предвещало грядущих и печальных перемен.

Несчастливая судьба Ирины Ивановны объясняет и её набожность, и почти монашеский образ жизни. Слово «княгиня» обычно ассоциируется с величественной, властной женщиной в богатом одеянии, но Ирина Паскевич была полной противоположностью стереотипному образу княгини. Старожилы, видевшие её, рассказывали, что эту небольшого роста, худенькую женщину, одетую обыкновенно во всё чёрное или коричневое, с белыми кружевами на рукавах и воротничке платья, в мелкой шапочке на голове, можно было скорее принять за служанку, горничную, чем за княгиню.

Последние свои годы она часто меняла жильё, в это время ей приходили на помощь те, кому когда-то помогала она сама. Свой последний час ей было суждено встретить в доме своей бывшей прислуги.

Скончалась Ирина Ивановна в возрасте 90 лет и была похоронена у стен собора Святых Петра и Павла в Гомеле.

К слову

Сейчас гомельский дворцово-парковый ансамбль Румянцевых-Паскевичей – главная достопримечательность города, гордость Гомеля и его визитная карточка. В экспозиции центральной части дворца, который стал музеем, можно увидеть портрет Ирины Паскевич, выполненный французским художником Ипполитом Робийяром, дающий представление о том, как выглядела последняя хозяйка гомельского имения.

Представлены в музее и подлинные вещи Ирины Ивановны, среди которых одна из её работ по вышивке – «Вид сельского озера», где объединилось искусство художественной вышивки и росписи по шёлку. Произведение выполнено таким образом, что ни с лицевой, ни с наружной стороны нет ни одного узелка. Эта работа источает спокойствие, гармонию и умиротворённость, всё то, что было присуще и самой Ирине Ивановне Паскевич – удивительной женщине, образ которой по достоинству увековечен для будущих поколений.

Автор: Любовь Артёменко

Фото автора