«Осьмнадцатое столетие»... Многие считают эту эпоху исключительно романтической: помпезные дворцы, разодетые вельможи, прекрасные фрейлины. Звон бокалов и шпаг, блеск драгоценностей и фейерверков, балы при тусклых свечах и страстные поцелуи в лабиринтах английских парков. Вспоминаются по кинофильмам и книгам мужественный Алехан – граф Алексей Орлов-Чесменский, спаливший турецкий флот, и красавец, любимец Екатерины Великой – Григорий Орлов… Мы помним этих людей в расцвете сил, в зените славы. И редко задумываемся о том, где они нашли своё упокоение. Нечасто пробуждается в нас пушкинская «любовь к отеческим гробам». А между тем истории последних земных дней героев славной эпохи, коллизии с их погребением и посмертным почитанием бывали не менее драматичными, чем насыщенная подвигами и любовными похождениями жизнь.

«Отрада» графов Орловых

Увидеть собственными глазами эту подмосковную усадьбу – памятник садово-паркового и архитектурного искусства, дано далеко не каждому. Так сложилось, что на окраине её обширной территории была сооружена «дальняя» дача Сталина, которая существует за высочайшим забором и по сей день. А в очаровательном графском дворце вплоть до начала 1990-х годов квартировала охрана этого секретного объекта, состоящая из сотрудников НКВД, а затем КГБ СССР. В 1970-е годы здесь выстроили ещё и огромный корпус санатория «Семёновское», находящегося теперь в ведении Военно-медицинского управления ФСБ РФ. С той поры зримо соприкоснуться с историей усадьбы и её красотами могли только высокопоставленные отдыхающие. Но мне удалось, заручившись разрешением силовиков, проникнуть сквозь двойные заборы, охраняемые КПП и под неусыпным наблюдением видеокамер познакомиться воочию с необычным ансамблем.

Поместье английского лорда – именно таким хотел видеть своё имение на берегу реки Лопасни основатель Отрады граф Владимир Григорьевич Орлов. Он приобрёл это село вместе с окрестных деревнями и множеством крепостных крестьян у своего брата – Алексея в 1783 году за символическую сумму в три тысячи рублей. Трое из пяти Орловых – Григорий, Алексей и Фёдор стояли во главе заговора 1762 года; им Екатерина II обязана была короной. И, взойдя на престол, щедро наградила их титулами, званиями, деньгами, орденами, землями. В итоге Алексей Орлов поделился с младшим братом частью приобретённой недвижимости и таким образом дал возможность вышедшему в отставку директору Российской академии реализовать свои созидательные планы.

«Привёл я лучшего в то время архитектора, – рассказывал в одном из писем Владимир Орлов, – и указал он мне место на высокой горе – построить тут трёхэтажный барский замок и церковь. План мне полюбился, однако исполнил я его не совсем в точности. Церковь на высокой горе, на открытом от лесов месте, построил, а для постройки дома опустился пониже, к берегу реки, между лесами…» Исследователи предполагают, что «лучшим архитектором» мог быть Василий Баженов, ведь план отрадненского дома совпадает с планом баженовских павильонов Михайловского замка в Петербурге.

Планировка усадьбы представляла замысловатый, но единый дворцово-хозяйственный комплекс. Всё было рядом: замок-дворец, павильоны, флигели, оранжереи, службы, конюшни. В подражание английскому аристократическому поместью Орлов создал вокруг усадьбы прекрасный парк, который украшали клумбы, беседки, гроты, фонтаны и статуи. Где-то здесь стоял и не сохранившийся до наших дней памятник – бронзовый бюст гостившей однажды в Отраде Екатерины II. На цоколе было высечено: «Екатерине Великой – благодетельнице рода Орловых».

На протяжении десятилетий совершенствовался облик этой усадьбы. Знаменитый Карл Брюллов расписал овальный плафон одного из дворцовых залов. Архитектор Михаил Быковский составил проект пристройки к парковому фасаду дворца двух оранжерей. «Водяных дел мастер», крепостной графа Ананий Морозов руководил устройством «водных хитростей» и каскадов в парке, где были выкопаны три пруда. Особенной красотой отличался проточный Лебединый пруд, в нём водились стерляди, сиги и форель.

Славился первый хозяин усадьбы и своим крепостным театром, в оркестре которого капельмейстером служил Лев Гурилёв – отец известного композитора Александра Гурилёва. В начале 1830-х годов в Отраде появился ещё один памятник зодчества – мавзолей Орловых, выстроенный по проекту архитектора Доменико Жилярди.

После смерти В.Г. Орлова в 1831 году усадьба Отрада переходит к его внуку Владимиру Петровичу Давыдову. Спустя четверть века, в 1856 году, было «утверждено мнение Государственного совета и соизволено внуку графа В.Г. Орлова, камергеру и действительному статскому советнику В.П. Давыдову принять имя и титул деда и потомственно именоваться графом Орловым-Давыдовым». В 1905 году Отрада перешла к последнему владельцу – графу В.А. Орлову, и владел он усадьбой вплоть до 1917 года…

На протяжении целого века усадьба была одним из культурных центров Подмосковья. Здесь бывали поэты, писатели, художники, скульпторы. Долгие годы здесь хранились библиотека и телескоп М.В. Ломоносова, приобретённые у его вдовы Г.Г. Орловым. В июле 1869 года усадьбу посетил Фёдор Тютчев, оставивший на память о поездке в Отраду такие строки:

Здесь, где дары судьбы освящены душой,

Оправданы благотвореньем,

Невольно человек мирится здесь с судьбой,

Душа сознательно мирится с Провиденьем…

 Шпаги звон и грохот канонады

…Из верхнего этажа храма-мавзолея в виде круглой ротонды с колоннами по каменной лестнице, касаясь витых чугунных перил, спускаюсь в подземный склеп. И сразу на глаза попадается беломраморная плита, на которой высечено: «Усыпальницу сию для себя и потомков своих устроил … основатель Отрады граф Владимир Григорьевич Орлов…» Да, именно здесь обрели покой легендарные братья Орловы – кумиры ХVIII века. Какими же были эти люди?

В 1770–1780-х годах скульптор Федот Шубин изваял парадные бюсты пяти братьев, и на протяжении полутора столетий эти произведения искусства украшали отрадненский дворец. Он теперь полуразрушен. К счастью, бюсты сохранились и находятся в собрании Государственной Третьяковской галереи. Всматриваясь в застывшие в благородном камне лица вельмож, баловней судьбы, вспомним об их днях и делах…

Граф Иван Григорьевич Орлов (1733–1791) никогда не занимался государственными делами, выйдя в отставку в чине капитана лейб-гвардии, управлял имениями братьев и жил в своё удовольствие. На его надгробной плите в мавзолее начертано: «…скончался к сокрушению друзей и сожалению всех честных людей».

Князь Григорий Григорьевич Орлов (1734–1783), по отзыву государыни Екатерины II, «был самым красивым человеком своего времени, превосходной храбрости, смелости и решительности». Был одним из первых фаворитов императрицы. Государыня имела от него внебрачного сына Алексея, ставшего родоначальником графского рода Бобринских. Сам же Григорий Орлов оставил о себе память и как первый президент Вольного экономического общества. В генеральском чине командовал артиллерией, некоторое время занимал пост петербургского генерал-губернатора. Стал первым в отечественной истории кавалером всех орденов России. В 1771 году усмирял чумной бунт в Москве – «Орловым от беды избавлена Москва», выполнял важные, порой весьма щекотливые дипломатические поручения.

Александр Викторов

Продолжение в №1/2018 журнала «Тёмные аллеи», стр. 43-52

Теги: , ,