Расчёты и просчёты творцов мировой революции.

Может ли сейчас, в нашу эпоху, повториться тот всесокрушающий смерч, которым столетие назад было сметено тысячелетнее российское государство? А главное, наступит ли в результате модной «цветной» революции то царство всеобщей справедливости, которое и ныне нам велеречиво обещают радикальные и либеральные пропагандисты?

Пример государства «диктатуры пролетариата», которое сто лет назад стали выстраивать взявшие власть в результате переворота большевики, должен послужить нам наглядным уроком. Ведь и тогда многие свои действия творцы мировой революции втихаря согласовывали с Западом. Только теперь об этом стараются не вспоминать.

«Высокие стандарты»

После Октября политика большевиков представляла собой своеобразное лавирование между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, маячили надежды на быстрое создание коммунистического рая. С другой – подступали острейшие проблемы, оставшиеся от старого режима и возникающие в новой реальности. Во внутренней политике Ленин и его соратники ставили главной задачей разрушение всех устоев прежнего общества. В одночасье были упразднены действовавшие до Октября государственные учреждения, правоохранительные органы. Попутно ликвидирована «царская» армия. Каковы же оказались начальные итоги «народовластия»?

Вопиющая некомпетентность в сочетании с наглой самоуверенностью – типичнейшая черта новоявленных большевистских чиновников. Самый яркий пример – назначение на пост наркома иностранных дел в ноябре 1917 года товарища, не имевшего даже высшего образования и закончившего всего лишь Одесское реальное училище. Читатель уже понял, что речь идёт о сыне украинского зернопромышленника Лейбе Бронштейне, прославившемся под псевдонимом Лев Троцкий.

Уже на третий день после Октябрьского переворота Троцкий заявился в особняк МИДа в Питере с очевидной целью ликвидировать «непобедимую» (как её характеризовал Ф. Энгельс) русскую дипломатию. Он «как будто выполнял немедленное и самое срочное задание», – объясняет причины нервозной спешки историк Н. Нарочницкая. Немедленно опубликовал секретные договоры русского правительства с союзниками. Казалось бы, «демон революции», взявший на себя благородную, как может показаться в первом приближении, миссию по разоблачению «антинародных замыслов» своих и иноземных империалистов, делал благое дело. Недаром же президент САСШ Вудро Вильсон вскоре медоточиво похвалит эту объёмную публикацию, назвав её «высокими стандартами в международных отношениях».

Ближайший подручный и личный охранник Троцкого, балтийский матрос Николай Маркин, уполномоченный шефом найти и подготовить к публикации тайные договоры Петербурга с Парижем и Лондоном, несмотря на глухое сопротивление и даже саботаж со стороны мидовских чиновников, разыскал вожделенные тексты мигом. Действовал он с большевистской решимостью: посадил под арест несколько служащих МИДа – и все договоры ему были немедленно предоставлены. В МИДе Маркин освоился очень быстро и скоро стал чувствовать себя там как дома. Он даже находил время учить детей Троцкого стрельбе из револьвера в министерском подвале.

Не прошло и недели со времени появления Троцкого и его команды в мидовском особняке, как тайные договоры России стали достоянием всего мира. В течение ноября –декабря 1917 года их опубликовали в семи сборниках в Петрограде. Затем американская «Нью-Йорк Таймс», а за ней и британская «Манчестер Гардиан» начали их перепечатку. Было обнародовано свыше ста соглашений относительно сфер влияния и планов передела мира, заключённых Россией с другими странами Антанты. «Грязная, империалистическая подоплёка грандиозной бойни» перестала быть тайной. Но у «благого» начинания была и оборотная сторона. «Для Британии, а также для США было очень выгодным опубликовать тайные договоры и тем самым отказаться от них, поскольку в них были зафиксированы обязательства перед Россией, – раскрывает «секрет Полишинеля» Н. Нарочницкая. – Победа была совсем близка, но плоды этой победы достались не России, а её «партнёрам», прежде всего США и Великобритании».

«Полковник» Эдвард Мандел Хауз (никогда не служивший ни в какой армии, но являвшийся «серым кардиналом» при президенте Североамериканских Соединенных Штатов В. Вильсоне) 5 января 1918 года записал в дневнике: «Мы с президентом приступили к работе в половине десятого и закончили переделывать карту мира в половине двенадцатого». В частности, американскими политиканами было определено, какие части сокрушённой державы Романовых должны стать «независимыми» государствами, т.е. быть отторгнуты от России. И именно тогда было решено, что Украина становится самостоятельной страной, а в состав этого «суверенного государства» включается Крымский полуостров.

В дневнике «полковника» Хауза можно найти и другие любопытные откровения, например: «Публика не имеет никакого представления о том, что творится за кулисами. Если бы она могла увидеть авторов и декорации и то, как готовятся исторические трагедии, для публики это было бы откровением».

Одна из самых ужасных трагедий мирового масштаба разворачивалась сто лет назад на просторах нашего Отечества. «Остальной мир будет жить более спокойно, если вместо прежней огромной России будут четыре России, – записал в эти дни в дневнике «полковник» Хауз. – Одна – Сибирь, остальные – поделённая европейская часть страны…»

«А потом закрыть лавочку»

За неделю до Октябрьского переворота Троцкий встретился с американским публицистом Джоном Ридом и обрисовал ему внешнюю политику будущего советского правительства. «После окончания мировой войны Европа будет воссоздана не дипломатами, а пролетариатом, в виде Соединенных Штатов Европы. Национальные границы будут уничтожены», – безапелляционно заявил он. Недоумевающим объяснил, что пришёл на Английскую набережную затем, чтобы «выпустить несколько революционных прокламаций, а потом закрыть лавочку».

Александр Пронин

Продолжение в №1/2018 журнала «Тёмные аллеи», стр.19-27

Теги: , ,