Пасмурным апрельским вечером 1762 года в мрачных закоулках петербургского Летнего дворца появился на свет плод греховной страсти супруги императора Петра III и её пылкого любовника Григория Орлова. У этого младенца не было ни малейших шансов на жизнь. Но судьба благоволила и ему, и его матери. Через пару месяцев она провозгласила себя всероссийской самодержицей, а тщедушный мальчик стал со временем графом и генералом, но главное – основателем рода Бобринских, яркие представители которого на протяжении веков развивали отечественную промышленность и способствовали созданию обширной сети российских железных дорог. А ещё оставили после себя великолепный усадебно-дворцовый комплекс Богородицкое в Тульской губернии.

Прежде чем отправиться в Тульскую губернию, попытаемся найти отправную точку грядущего путешествия по страницам истории и нынешним российским просторам. Кто бы мог подумать, что рождение бастарда станет началом витиеватых коллизий, эхо которых отдаётся и по сей день?

По легенде, младенец, наречённый при крещении Алексеем, появился на свет при довольно водевильных обстоятельствах. Екатерина Алексеевна, супруга императора Петра III, каким-то образом умудрилась морочить мужу голову так, что он не только не заметил ухаживаний за женой со стороны дерзкого Григория Орлова, но и её беременности. Когда пришла пора Екатерине рожать, камердинер Василий Шкурин решился запалить на окраине Северной столицы свой собственный дом. Расчёт был прост: государь страстно любил наблюдать пожары. И не просто смотреть на горящие здания, но и деятельно их тушить. Уловка сработала – обманутый муж умчался на пожар. Роды прошли успешно, и завёрнутого в бобровую шубу младенца незаметно передали верному слуге. Шкурин своё доверие оправдал. Когда в июне 1762 года Екатерина с помощью вездесущих братьев Орловых совершила дворцовый переворот, она пожаловала его имением и 1000 душ крепостных крестьян. Постепенно из камердинера он превратился в камергера и тайного советника, что соответствовало чину генерал-лейтенанта в армии и вице-адмирала во флоте, получил потомственное дворянство, а две его дочери стали фрейлинами при дворе Екатерины Великой.

Но не из-за бобровой шубы Алексей получил фамилию Бобринский. Вскоре после восшествия на престол государыня специально купила «на будущее» для незаконнорождённого сына имение Бобрики Епифанского уезда Тульской губернии. Формально младенец стал его владельцем, но до первого приезда его сюда было ещё очень далеко. С известного портрета Фёдора Рокотова на нас смотрит Алексей Григорьевич Бобринский ещё во младенчестве, и он больше похож на девочку, тем более что и наряжен соответственно. Свидетельства мемуаристов донесли до нас: ребёнок был «телосложения слабого, боязлив, робок, застенчив, нечувствителен ни к чему, но кроток и послушен. Познания его в 13-летнем возрасте ограничивались только французским и немецким языками, началами арифметики и очень малыми сведениями из географии».

 

Алексей воспитывался в семье Василия Григорьевича Шкурина наравне с его сыновь­ями, вместе с ними в 1770 году был отправлен учиться в Лейпциг. В 1774 году возвращён в Россию и отдан в Сухопутный кадетский корпус, который спустя восемь лет окончил, получив золотую медаль и чин поручика.

А дальше начались приключения, подлинный смысл которых неизвестен до сих пор. Матушка-государыня решила отправить своего незаконнорождённого отпрыска в путешествие по империи и за границу. Бобринский с сопровождающими посетил Москву, Ярославль, Нижний Новгород, Екатеринбург, Уфу, Симбирск, Саратов, Астрахань, Кизляр, Таганрог, Херсон, Киев. Из столицы Великого княжества Польского – Варшавы он отправился в дальнейшее путешествие по Европе, посетив Вену, Венецию, Флоренцию, Рим, Неаполь, Турин, Женеву. Наконец, весной 1785 года Бобринский прибыл со своими спутниками в Париж.

Всё путешествие совершалось на деньги, получаемые из Санкт-Петербурга. Суммы были солидные, но их катастрофически не хватало. Молодой человек увлёкся карточной игрой и парижскими красотками. Но внезапно он умчался в Лондон. Это встревожило Зимний дворец – государыня относилась к англичанам с недоверием и заподозрила вовлечение бастарда в политические игры. Тогдашний российский посол в Лондоне граф С.Р. Воронцов получил приказание императрицы от 3 января 1788 года организовать немедленное возвращение непутёвого сына в Россию. Одновременно за Алексеем был организован тайный надзор – наших агентов и тогда в европейских столицах было предостаточно. Соглядатаи докладывали, что юноша буквально мечется между Парижем и Лондоном. Наконец, сложными интригами, похожими на выманивание из пределов Священной Римской империи его тёзки – царевича Алексея, сына Петра I, – Бобринского доставили в город-крепость Ревель, где и определили на постоянное житьё-бытьё.

Он неоднократно обращался к матушке с просьбой вернуться в Петербург, но государыня ему вполне дальновидно отказывала. Наконец, с разрешения матери Бобринский в 1794 году купил себе имение в Лифляндии – замок Оберпален и в январе 1796 года вступил в брак с баронессой Унгерн-Штернберг. Вскоре после свадьбы Бобринский с женой приезжал в Петербург, предстал с супругой перед императрицей, был на удивление ласково принят, но затем по настоянию матери вернулся в Оберпален, где и проживал до кончины Екатерины.

Взошедший на престол Павел I в первые же дни своего правления вызвал единоутробного братца в Петербург и обласкал: назначил Бобринского командиром лейб-гвардейского эскадрона и возвёл в графское достоинство. Не прошло и года, как Алексею присвоили чин генерал-майора и пожаловали в командоры Мальтийского ордена. Однако в конце 1798 года, словно предчувствуя смерть своего венценосного брата, Бобринский выпросился в полную отставку и удалился в Богородицк, где и отошёл в мир иной в 1813 году. Для захоронения первого представителя рода в имении Бобрики, расположенном неподалёку от Богородицка, была сооружена усыпальница. Здесь впоследствии были захоронены многие представители рода. В 1920-е годы воинствующие безбожники разорили их могилы в поисках якобы скрытых в гробах сокровищ. Местные жители собрали тогда извлечённые из подземного склепа и разбросанные вокруг усыпальницы останки и тайно захоронили их в своеобразной братской могиле. В 2003 году они были вновь возвращены под своды частично восстановленного мавзолея, находящегося ныне в черте города Донской. Тогда на церемонию перезахоронения останков своих предков из Москвы приезжал представитель графской династии Алексей Николаевич Бобринский – один из создателей современного Российского центра защиты леса. Сам же мавзолей теперь объект культурного наследия федерального значения. Отсюда, из Бобриков, стоит и начать путешествие в Богородицк.

Подробнее читайте в №5/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Александр Нефедов