3 ноября 1836 года друзья Пушкина получили анонимное письмо с оскорбительными намёками в адрес Натальи Николаевны. Вечером 4 ноября Пушкин, узнавший о том, послал вызов на дуэль Дантесу. Дуэль удалось предотвратить. Однако преследование Дантесом Натальи Николаевны не прекратилось. 26 января (7 февраля) 1837 года Пушкин послал Луи Геккерну «в высшей степени оскорбительное письмо». Единственным ответом мог быть и стал вызов на дуэль от сына Геккерна Дантеса. Дуэль состоялась 27 января на Чёрной речке. 29 января (10 февраля), в пятницу, в 14.45 раненный в живот Пушкин скончался. «Спусковым крючком» пушкинской дуэльной истории, обернувшейся смертью поэта, современники и потомки считают загадочные письма, разосланные кем-то с целью оскорбить Пушкина, его жену и, косвенно, императора. Кто же был их заказчиком и исполнителем?

ПОДОЗРЕВАЕМЫЕ

Каждое анонимное письмо – этакий Диплом Рогоносца – содержало следующий текст: «Рыцари Большого Креста, Командоры и Рыцари светлейшего Ордена Рогоносцев, собравшись в Великий капитул под председательством досточтимого Великого магистра Е(его) П(преимущества) Д.Л. Нарышкина, с общего согласия назначили г-на Александра Пушкина коадъютером Великого магистра Ордена и историографом Ордена. Непременный секретарь: гр. И. Борх». (Пер. с фр.)

Что сделали с полученным письмом его адресаты? Шестым чувством заподозрив что-то неладное, каждый поступил так, как ему подсказала интуиция. Карамзина, вероятнее всего, уничтожила. Клементий Россет конверт распечатал и прочёл. Хитрово, не вскрывая, переслала конверт Пушкину. Вяземский диплом прочёл и вроде бы уничтожил. Сомнительно, но князь предпочёл объявить о таком именно исходе. Соллогуб, решив, что письмо каким-то образом связано с его прежней, к счастью, несостоявшейся дуэлью с Пушкиным, вскрывать конверт не стал и поехал с ним прямо к Пушкину. Виельгорский передал позднее конверт в III отделение на дознание. Седьмой «пакет» получил по городской почте непосредственно Пушкин. Есть гипотеза, что существовал ещё один двойной пакет, который попал в руки М.Д. Нессельроде – жены министра иностранных дел. Но кто был заказчиком и режиссёром этой интриги?

Александр Пушкин, Наталья Николаевна Пушкина и Жорж Дантес. Роковой треугольник

Прочитавший «Диплом…» Россет заподозрил в злой забаве князей И.С. Гагарина и П.В. Долгорукова, светских повес из круга Геккернов. Подозрение его основывалось на слишком подробном адресе на конверте, который как будто бы выдавал человека, явно знакомого с его квартирой: «Клементию Осиповичу Россети. В доме Зонтфлебена, на левую руку, в третий этаж». Оба приятеля вместе снимали одну квартиру и не раз бывали у Россета. Барон отправился к ним, показал письмо, полагая по их реакции понять, их ли это рук дело. Версию вины Гагарина поддержали Н.М. Смирнов в своих «Памятных записках» и первоначально князь П.А. Вяземский.

Пушкинист П.Е. Щёголев настаивал на вине князя П.В. Долгорукова. Было проведено несколько почерковедческих экспертиз. Судебный эксперт Ленинградского уголовного розыска А. Сальков однозначно признал «руку Долгорукова» (протокол графической экспертизы почерка Щёголев опубликовал в качестве приложения в книге «Дуэль и смерть Пушкина» с подробным сравнительным анализом начертания букв). Но в 1974 и 1987 годах были проведены две более тщательные экспертизы с использованием средств современной криминалистики. Они категорически установили, что ни Долгоруков, ни Гагарин не причастны к написанию «Диплома…».

По версии другого пушкиниста, Л.М. Аринштейна, автором «Диплома…» был Александр Раевский, «демон» Пушкина ещё со времён Одессы. На основании чего? Имя Раевского всплывало перед самой дуэлью в разговоре Пушкина с В.Ф. Вяземской о мести Геккернам.

Среди подозреваемых в авторстве «Диплома…» в разное время и разными лицами ещё назывались: министр просвещения, президент Российской академии наук граф С.С. Уваров; жена вице-канцлера графиня М.Д. Нессельроде – давний враг Пушкина, на свадьбе Е. Гончаровой с Дантесом она была посажённой матерью жениха, которому покровительствовала (к тому же Дантес являлся свойственником графа Нессельроде). Между прочим, сын Николая I, император Александр II, как свидетельствовал князь А.М. Голицын, говорил в Зимнем дворце среди ограниченного круга лиц: «Ну, вот теперь известен автор анонимных писем, которые были причиною смерти Пушкина; это Нессельроде». Под подозрение попал и безвестный Дмитрий Карлович Нессельроде, сын вице-канцлера и министра иностранных дел; затем голландский посланник, дипломат барон Луи-Борхард де Бовервард Геккерн, имевший тесные отношения с четой Нессельроде, тот самый «старик-Геккерн», «Геккерн-отец», что «усыновил» Жоржа Дантеса, сделав его Жоржем Геккерном. Тень пала и на Идалию Полетику, незаконнорождённую дочь графа Г.А. Строганова и Ю.П. Строгановой, которой Екатерина, Александра и Наталья Гончаровы приходились троюродными сёстрами. Подозревался даже Фаддей Булгарин.

Правда, следует признать: устрой следствие указанным персонажам перекрёстный допрос, вряд ли они точно назвали бы имя автора «Диплома…».

Александр Разумихин

Целиком статью читайте в №1/2020 журнала «Тёмные аллеи»