Подвиг честного человека – так Александр Пушкин охарактеризовал событие, совершившееся ровно двести лет назад. В начале 1818 года свет увидела «История государства Российского» Николая Карамзина, первые восемь томов, которые публика принялась неистово читать, обсуждать, хвалить и критиковать. Уже в начале марта Николай Михайлович с удивлением пишет: «Сбыл я с рук последний экземпляр моей «Истории». Это у нас дело беспримерное. В 25 дней продано 3000 экземпляров».

Со школьной скамьи мы знаем, что автором этого труда был придворный историограф. Что путь постижения им исторической диалектики начинался у стен штурмуемой парижанами Бастилии, а закончился перед каре восставших полков на Сенатской площади. Нам даже извест-но, сколько стоили восемь томов – от 50 рублей серебром – сумма по тем временам весьма солидная. Знаем, что император выделил на печать книг 60 тысяч рублей. Но редко задумываемся, где, как и при каких обстоятельствах создавалось произведение, которое и по сей день не утратило своего значения. А между тем сама история создания «Истории» не менее драматична, чем события, описанные в карамзинских фолиантах. И создавалась она отнюдь не в императорских чертогах, а в сельском уединении, в усадьбе со странным названием Остафьево.

ОСТАФЬЕВСКИЙ ЗАТВОРНИК

В 1802 году Карамзин овдовел. Переживал тяжело. Однако конец 1803 и начало 1804 годов ознаменовались событиями, которые предопределили судьбу Николая Михайловича на двадцать лет вперёд. Он был произведён Александром I в небывалую доселе должность историографа с назначением солидной пенсии в две тысячи рублей в год и вскоре женился. Его избранницей стала Екатерина Колыванова – внебрачная дочь князя Андрея Ивановича Вяземского и единокровная сестра Петра Вяземского. От первого брака у Николая Михайловича оставалась годовалая дочь Софья, которой Екатерина Андреевна заменила умершую мать. Женитьба оказалась на удивление удачной и привела Карамзина в Остафьево. Здесь, относительно недалеко от Первопрестольной, историограф жил с постепенно разраставшимся семейством до лета 1816 года и написал первые восемь томов своей знаменитой «Истории государства Российского». Здесь он горевал о смерти малолетних детей – Андрея и Натальи. Здесь придумывал хитроумные планы по добыванию вечно недостающих для содержания семьи денег. Вспоминал о том, как начинал свой путь в журналистике, издавая собственные журналы, в том числе и ныне здравствующий «Вестник Европы».

Здесь принимал многочисленных гостей. Но главным была, конечно, работа. Пётр Вяземский описывал распорядок дня Карамзина так: «Он вставал довольно рано, натощак ходил гулять пешком или ездил верхом, в какую пору года ни было бы и в какую бы ни было погоду. Возвратясь, выпивал две чашки кофе, за ними выкуривал трубку табаку… и садился вплоть до обеда за работу, которая для него была также пища и духовная, и насущный хлеб. …Во время работы отдыхов у него не было, и утро его исключительно принадлежало «Истории» и было ненарушимо и неприкосновенно».

Впрочем, и сама усадьба, где поселилась семья Карамзина, буквально «дышала» историей.

ПОД СЕНЬЮ «РУССКОГО ПАРНАСА»

Старинное село и полторы сотни проживающих в нём крепостных крестьян, а также одноимённую неказистую усадьбу Остафьево Андрей Иванович Вяземский приобрёл в 1792 году за 26 тысяч рублей ассигнациями не от хорошей жизни. Покупка стала результатом грандиозного семейного скандала. Молодой князь из продолжительного путешествия по Европе привёз не только массу впечатлений, коллекции произведений искусства и книги, но и жену – ирландку Дженни, которую… отбил в Бордо у мужа – французского офицера.

Естественно, в благородном вельможном семействе разразилась буря, тем более что князь уже запятнал свою репутацию связью с замужней женщиной – Елизаветой Сиверс, родившей ему дочь, впоследствии и выданную замуж за Николая Карамзина. Но состоятельный ловелас мог позволить себе просто так «хлопнуть дверью». Он продал принадлежавшее ему по законному праву наследования имение Удино и купил усадьбу, очаровавшую своей роскошной липовой аллеей. Именно её впоследствии и назовёт «Русским Парнасом» не раз гостивший в усадьбе Александр Пушкин.

Покупка имения была приурочена ко дню рождения сына Петра – будущего поэта, историка, государственного деятеля и одного из основателей Русского исторического общества.

Главный дом-дворец Остафьева строился с конца XVIII века вплоть до 1807 года, когда князь Андрей скончался, успев, впрочем, препоручить заботу о сыне своему зятю – Карамзину. Создателем помпезного здания в русском классицистическом стиле предположительно был архитектор Иван Егорович Старов – ученик известного тогда профессора Российской Академии художеств Жана  Валлен-Деламота. Усадьба Остафьево известна не только как один из культурных центров России, но и причастна к истории отечественной аэронавтики.

Именно здесь в мае 1804 года приземлилась первая россиянка-воздухоплавательница… Гагарина. Княгиня Прасковья Юрьевна опустилась на воздушном шаре, управляемом французом Гарнереном на лужайку, где среди удивлённых зевак был и юный князь Пётр Вяземский, который в 1811 году стал её… зятем!

Более ста лет владельцы Остафьева трепетно заботились о нём. А в конце XIX века Вяземские начали формировать знаменитый Остафьевский архив, в котором были собраны бесценные исторические документы конца XVIII – начала XX столетий. Сегодня этот архив размещается в фондах Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге.

Александр Нефедов

Продолжение в №2/2018 журнала «Тёмные аллеи»