Чего она стоила, наша Победа, рассказывают не только участники событий, очевидцы, учебники истории, документы, легенды, но и лексикон. Не претендуя на полноту, вспомним слова и выражения, свидетельствующие, что сначала народ создаёт язык, а потом врачующая сила речи помогает народу и выстоять, и победить.

Ночные ведьмы, или Дунькин полк

Разные названия, данные одному и тому же предмету с разных точек зрения, − лучшее и самое объективное свидетельство нечеловеческого напряжения сил и такого же запредельного мужества нашего фронтового поколения.

Один пример − Дунькин полк. Так в военном просторечии поначалу называли 588-й ночной бомбардировочный авиационный полк. Называли иронически и несколько пренебрежительно: в нём ведь одни бабы! Этим полком действительно командовала лётчица Евдокия Бершанская, а руководила формированием таких подразделений лётчица Марина Раскова. У Евдокии орденов и медалей не перечесть, Марина − Герой Советского Союза. Служили в полку до самого конца войны тоже одни женщины, а точнее − русские бабы, которые, если надо, и коня…, и в избу…, и фашистам наваляют. Да так, что те прозвали их ночными ведьмами. Дескать летают только ночью, почти неслышно, точно ведьма на метле. На самом деле от страха: ночные ведьмы перед бомбометанием отключали моторы и оставались во тьме и неслышными, и невидимыми. Сбросят бомбы и улетят; если повезёт. И везло. За ночь совершали по нескольку вылетов.

Название ночной бомбардировочный полк звучит устрашающе, если не знать, что за бомбардировщики были там на вооружении. А был это У-2 − фанерный тихоход (120 км/час − предел), этажерка в просторечии, биплан официально. Не военный − учебный. «Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль <…> бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолёта. Не было прицелов, мы создали их сами и назвали ППР − проще пареной репы», − так со спасительной иронией писали о нём И.В. Ракобольская, во время войны начальник штаба полка, и Н.Ф. Кравцова, она же Н.Ф. Меклин, во время войны гвардии старший лейтенант, Герой Советского Союза, на счету которой 980 боевых вылетов.

Отношение к У-2 было, мягко говоря, ироническое. В языке до сих пор живёт цитата из фильма «Небесный тихоход»: «Я думала, вы ас, а вы у-двас». В другом любимом военном фильме, «В бой идут одни старики», есть такой эпизод, когда в поющую эскадрилью прилетели ночные лётчицы и пришлось вместе с ними «старикам» толкать У-2: «Кузнечик (лётчик Александров) встал рядом с Зоей.

– Где здесь продеваются нитки? – поинтересовался Кузнечик.

– Какие нитки?

– Ну, это ведь летающая швейная машинка?

– Толкай. Посмотрел бы ты, как нас сегодня «мессеры» гоняли.

– Ах, вы ещё и летаете? – удивился Кузнечик. Зоя только хмыкнула».

Это немцы прозвали У-2 швейной машинкой, так что пассаж Кузнечика не случайный. Для справки: швейная машинка − единственное немецкое пренебрежительное прозвище нашей техники, во всех остальных «прозвищах» − уважение и ужас.

А у нас к своей технике сначала относились панибратски. Однако в 1944 году У-2, ещё до войны советскими лётчиками прозванный кукурузником, поскольку на нём ещё и поля опрыскивали, уважительно переименовали в По-2 − Поликарпов-2, по имени авиа­конструктора. Это был акт государственного признания. Таким образом, У-2 поставили в один ряд с настоящими боевыми машинами, такими как штурмовик Ил-2 − наши его называли летающий танк, а немцы – бетонный бомбардировщик; или БМ-8, БМ-13 и БМ-31, а это легендарная Катюша. На официальном языке БМ − боевая машина. Ласковое имя Катюша, по одной из версий, наши ей дали за то, что у одной из моделей в номенклатурном наименовании был индекс К. А немцы её называли чёрная смерть, так же как чуму в средневековой Европе. Видимо, нашли много общего. Им виднее.

Однако У-2, почтительно переименованный в По-2, не перестал быть кукурузником. И тем не менее во время войны 23 лётчицы Дунькиного полка были удостоены звания Героя Советского Союза, в 1990-х годах звания Героя России удостоились ещё две лётчицы и одна из Казахстана − звания Народный Герой. А сам полк (тот самый, Дунькин) «за мужество и героизм личного состава, проявленный в боях с немецко-фашистскими захватчиками», в феврале 1943 года был удостоен звания гвардейского и стал 46-м, получившим это звание; за освобождение Тамани получил наименование Таманский; за бои в Крыму был награждён орденом Красного Знамени; а за участие во взятии Берлина − орденом Суворова III степени. И вошёл в историю как 46-й гвардейский ночной бомбардировочный авиационный Таманский Краснознамённый и ордена Суворова полк.

Татьяна Сурикова

Отрывок. Целиком статью читайте в журнале «Тёмные аллеи» 3/2020

Фото pixabay.com