В храме на Пречистенке, сверкающем восьмиконечными православными золотыми крестами, венчалась молодая пара, поражающая многочисленных гостей своей красотой. Когда обряд завершился, молодые вышли на улицу, ступили на аллею, несмотря на зимнее время, усыпанную цветами, и направились к экипажу. Солнце светило ярко и торжественно. Казалось, счастье – вот оно, долгожданное, выстраданное, рядом. И вдруг из-за шеренги гостей вырвался, пугая всех лохмотьями, юродивый, подбежал к невесте и взвизгнул: 

– Мать Мария, возьми свой посох! 

Невеста – Маргарита Тучкова, ещё несколько минут назад, до венчания, бывшая Нарышкиной, смутилась и замерла в растерянности:

– Я не Мария. Я Маргарита, – и машинально взяла из рук юродивого обычную суковатую палку.

Полковник Александр Тучков загородил собою молодую жену, а юродивый меж тем исчез за оградой храма. Нелепый эпизод, о нём все тотчас забыли.

«Моя монашенка»

Супруги жили тихо и счастливо. Маргарита охотно занималась музыкой и скрашивала долгие вечера игрой на фортепьяно и пением. Она прекрасно рисовала и много читала. Вот только книги у неё были не такие, как у светских барышень. Любила «Жития святых», знала наизусть многие стихи из Нового Завета.

Как-то Александр Тучков случайно прочитал несколько строк из дневника Маргариты, забытого на столе, а когда жена вошла в комнату, виновато протянул ей тетрадь. Маргарита улыбнулась:

– У меня нет от тебя тайн. Теперь всё моё – это и твоё.

Александр аккуратно полистал страницы древнего молитвослова, лежавшего рядом с дневником. Сказал:

– Как я счастлив с тобой. Вот подам в отставку – и в деревню. Будем читать… Я буду всё время с тобой, моя монашенка, – так назвал Маргариту, как называла её матушка.

Между тем у «монашенки» была совсем не монашеская биография. Ведь её брак с Тучковым был вторым. В 16 лет богатую невесту выдали замуж за Павла Ласунского. Она полюбила молодого ловеласа за его привлекательность, умение держаться в обществе. Сама же Маргарита в детстве была внешне неброской. Но Ласунскому нужно было более высокое положение в свете и состояние, для него брак был выгоден.

Вскоре Маргарита поняла, как ошиблась. Супруга интересовали кутежи с друзьями, карточные игры, да если бы только это. Она пережила сильный удар, когда узнала о его любовных похождениях. Он же не уставал ей твердить одно и то же: поскольку он человек современный, то считает себя свободным от условностей брачных уз и даёт также и ей полнейшую свободу. Даже рекомендовал выбрать себе в милые друзья кого-нибудь из его друзей.

Разумеется, Маргарита с гневом отвергла это предложение, а когда о нём стало известно матери, Варваре Алексеевне, да ещё вкупе с тем она узнала, что зять нечист на руку, решила: развод – единственная возможность спасти дочь.

Развестись помогли родительские связи, ведь развод в ту пору был делом сложным, почти невероятным. А уж второе замужество!..

Между тем был как-то в гостях у Ласунского боевой офицер Александр Тучков. Только словом обмолвились… Кто же он, этот Тучков? Александр оказался однокашником по кадетскому корпусу знаменитого поэта и драматурга Сергея Николаевича Глинки, благодаря чему остались в истории интересные наблюдения о нём: «Щедрыми наделила природа дарами Александра Тучкова. Он был красавец, душа чистая, ясная, возвышенная. Ум его обогащён был глубочайшими познаниями…»

Можно ли было «монашенке» не влюбиться в такого героя?

Когда Маргарита оказалась свободной от брачных уз, Тучков сделал ей предложение… Чем не партия? Отец Александра Алексеевича – заслуженный воин, генерал-поручик, все пять его сыновей – генералы. Однако Варвара Алексеевна Нарышкина заявила честно, что почла бы за честь выдать замуж дочь за славного представителя славного рода Тучковых, но… Дочь перенесла такие испытания, что более уже ничего подобного не вынесет. Нет, нет, нет. «Моей ли монашенке о новом замужестве думать?»

Михаил Михайлович Нарышкин, родной брат Маргариты, вспоминал: «Бедная сестра, узнав о намерении расстроенного Александра Алексеевича уехать в Европу, потеряла сознание...»

И всё же мать дала согласие на брак, который оказался счастливым.

«Солдаты звали её ангелом-хранителем»

Во всех боевых походах, а было их множество в начале XIX века, сопровождала Маргарита своего обожаемого супруга. И вдруг указ: жёнам запрещено быть при армии. Маргарита Тучкова обратилась к императору Александру I: «Умоляю дозволить мне сопровождать мужа моего… Любовь к Тучкову составляет мой личный мир и выражается жаждой дела – вместе служить Престолу и Отечеству…»

Поражённый этой пронзительной искренностью, император написал князю Багратиону, в состав войск которого входил Ревельский полк: «Князь Пётр Иванович! Маргарита Тучкова взяла с меня полную и обильную дань удивления и восторга. Какая страсть, какая воля! Она предпочла покинуть сферу созерцательности, тепла и покоя. Пусть Тучковы будут вместе… Любовь есть сила, Богом даруемая. Мне ли стоять плотиной против мужества духовного дерзновения!..»

Поход «по ледовой пустыне Ботнического залива» был едва ли не труднее перехода Суворова через Альпы. Маргарита Тучкова была единственной женщиной, участвовавшей в нём. Михаил Богданович Барклай-де-Толли писал о ней: «Я не встречал людей с такой ненасытною жаждою, с такими огромными требованиями на любовь и жизнь...

Полина Трофимова

Продолжение читайте в №5/2018 журнала «Тёмные аллеи»