«Сколько же судачили о нём! – вспоминал о Леониде Андрееве Горький. – Мало о ком столько! Кто-то называл его произведения «образцом гнусности», а кто-то, напротив, восхищался крепким дуновением таланта. Бесспорно одно, Андреев был талантлив, особенно в том, что касалось описания тёмных сторон жизни».

 

 

Детство. «Четвёртую ногу позабыл»

Яркий представитель литературы Серебряного века Леонид Андреев родился 21 августа 1871 года в Орле. Отец будущего писателя Николай Андреев работал скромным железнодорожным служащим и получал небольшое жалованье. Мать, Анастасия Пацковская, имела польские корни. Она происходила из семьи обедневшего польского помещика.

Андреев был старшим из шести детей в семье. После рождения первенца отец устроился на службу в банк, и жалованье его увеличилось. Более того, Андреевы переехали в собственный дом на Пушкарской улице. Там и прошло детство будущего писателя. «Населённая сапожниками и пенькотрепальщиками, а также иных свободных профессий представителями, обладая двумя кабаками, воскресеньями и понедельниками все свои часы досуга Пушкарская посвящала гомерической драке», – писал Андреев позднее в одном из рассказов.
С раннего детства перенял Леонид от отца страсть к чтению. Под его руководством мальчик сначала перечитал все книги дома, а когда ему исполнилось семь лет, получил абонемент в местной библиотеке. Мать будущего писателя прекрасно рисовала и научила этому сына. Будучи уже известным писателем, Андреев участвовал в художественных выставках в Москве и даже получал хвалебные отзывы критики. «Я всегда рисовал из головы, – писал Андреев в автобиографии. – Натуры не любил. От этого случались порой комические ошибки. До сих пор вспоминаю лошадь, у которой по какой-то нелепой случайности оказалось три ноги, а я даже не заметил. Всё уже кончил, «оттушевал» бока, похожие на колбасу, а четвёртую ногу позабыл».

В 1882 году Леонид поступил в Орловскую классическую гимназию. Учился плохо. В седьмом классе числился последним по списку. «Учёба не сильно интересовала меня, – вспоминал Андреев. – Вместо зубрёжки я частенько рано утром, а иногда и на ночь уходил с ребятами ловить рыбу, сидел на плотине и следил за небом, в котором с божественным покоем и красотой сменялись нежные краски». Правда, кое-что заинтересовало юношу в гимназии. В частности, он увлёкся трудами философа Артура Шопенгауэра, с интересом читал Эдуарда Гартмана и Якоба Молешотта.

Увлечение философией оказалось настолько сильным, что в 16 лет Андреев решил проверить учение о воле Провидения и лёг между рельсами перед приближающимся поездом, чем привёл в ужас всю семью. «Начитался он Шопенгауэра. И нас замучил прямо, – вспоминала Зоя Пацковская, двоюродная сестра писателя. – Ты, говорит, думаешь, что вся Вселенная существует, а ведь это только твоё представление. Да и сама-то ты тоже, может статься, и не существуешь вовсе, потому что ты – тоже только моё представление. Его ворожила Мировая воля – все «проявления одной загадочной и безумно-злой силы, желающей погубить человека».

В 1889 году умер отец. Мать осталась одна с шестью детьми. Денег не хватало. Семнадцатилетний Леонид старался помочь семье. Он давал уроки младшим школьникам и рисовал портреты на заказ. Однако материальное положение становилось всё хуже, и матери пришлось продать дом. Андреевы переехали на съёмную квартиру. Окончив гимназию, в 1891 году Андреев поступает на юридический факультет Петербургского университета и уезжает в столицу. «Он жил только мечтой о Петербурге, – вспоминала его мать. – И я решила, что он должен учиться во что бы то ни стало».

 

Любовь безответная

В старших классах гимназии случилась у Леонида Андреева и первая любовь. Как часто бывает в этом возрасте – безответная. «Скорее не любовь была, так – фантазии», – замечал он сам спустя годы. Однако за гимназисткой Наденькой Антоновой, младше на два класса, Андреев безуспешно ухаживал шесть лет. Хотя, как и сам писал, «ничего не было в ней особенного. Но страдания те сделали из меня писателя».

Первый раз Андреев признался Наденьке в любви, когда той исполнилось 16 лет, а сам он уже учился в Петербурге. Наденька отвечала на его признания скромными детскими поцелуями, тут же сказала «да». Но в дела молодых немедленно вмешалась матушка Нади, которой не нравился небогатый студент. «Она была покорная дочь, – вспоминал Андреев. – Поэтому она сказала мне: прощайте и простите».
Андреев был обескуражен. Петербург, университет – всё померкло. Вернувшись в столицу, он без энтузиазма относится к учёбе, экзамены и зачёты даются ему с трудом. «Ужасное впечатление производит на меня Университет – просто не могу его переваривать, – признаётся студент в дневнике. – Вот уже вторую неделю не показываю туда носа. Вчера показал было, да как просидел полчаса в зале, ожидая конца лекций, – так не знал, как уйти поскорее. Скверно в особенности действуют на меня студенты. Люди они, возможно, хорошие, но я вижу в них что-то отвратительное».

Материальное положение молодого Андреева было тяжёлое. Он старался зарабатывать рисованием, начал писать рассказы. Одно из первых произведений называлось «О голодном студенте». Андреев отнёс текст в редакцию газеты «Неделя» – текст не приняли. Отказали будущему мэтру и в журналах «Нива» и «Северный вестник». Сказали, нет таланта.

В 1892 году Андреев узнаёт, что Наденька переехала в Москву и поступила на медицинские курсы. Он немедленно едет к ней и ещё раз делает предложение. Однако – снова отказ. «По обращению, по словам, взглядам, намёкам я увидел, что любовь её ко мне ещё не иссякла, что я по-прежнему занимаю её мысли и среди других её ухаживателей стою совершенно особняком», – писал позднее Андреев в рассказе «Он и она». «Но почему отказ?!» – в отчаянии вопрошает Леонид, но ответа не получает.

Он окончательно подавлен. Топит горе в водке. «А говорят, что настоящей любви не существует, – записывает он в дневнике в минуту просветления. – Пропито сорок рублей. И неведомо где утрачены часы…»

Подробнее читайте в №3/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Виктория Дьякова