Удивительно, но вот уже почти шесть столетий не утихают споры вокруг, пожалуй, самой знаменитой национальной героини Франции. Дело в том, что в её судьбе всё далеко не так однозначно, как написано в сотнях похожих друг на друга как две капли воды официальных (канонических) биографий.

Прежде всего, оспаривается происхождение Жанны д’Арк. Многие французские историки уверены, что Жак д’Арк и его жена Изабелла Роме были не настоящими родителями Жанны, а приёмными. И что по рождению Орлеанская Дева принадлежала к королевской династии, то есть была незаконнорождённой дочерью королевы-распутницы Изабо Баварской, жены короля Карла VI Безумного. А отцом Жанны был герцог Людовик Орлеанский, младший брат короля. Приверженцы этой теории именуются батардистами (от слова bastard – внебрачное дитя).

Другие уважаемые историки, например, Жан Гримо, опубликовавший в 1952 году книгу «Была ли сожжена Жанна д’Арк?», утверждают, что её не могли сжечь на костре в городе Руане. Приверженцев этой теории называют сюрвивистами (от слова survivre – выжить, уцелеть).

Доводы и тех и других выглядят… убедительными.

Одна нестыковка за другой

На чём же основываются батардисты? Естественно, на массе смущающих исследователей фактов. А эти факты действительно весьма странны и с трудом поддаются логическому объяснению. Ну в самом деле, если девушка родилась в какой-то далёкой лотарингской деревушке, то как она могла добиться аудиенции у дофина Карла? Но, допустим, каким-то чудом добилась. А с чего бы это вдруг простую крестьянку поставили во главе армии? В окружении Карла что – все одновременно сошли с ума? И как она, до этого лишь занимавшаяся рукоделием и пасшая коз, могла одержать ряд побед в Столетней войне и короновать Карла, то есть сделать его королём Карлом VII Валуа?

Начнём с того, что д’Арк из Домреми, в семье которых воспитывалась Жанна, не были простыми землепашцами. Этот вопрос очень серьёзно изучил французский исследователь, член французской Академии истории Робер Амбелен, и его выводы таковы: воспитавшая Жанну семья принадлежала к обедневшему дворянскому роду. Многие представители семейства д’Арк находились на королевской службе ещё до появления Жанны на свет. И в их числе, между прочим, была королевская кормилица, которую звали… Жанна д’Арк. Она была вдовой родного брата Жака д’Арка, а тот, между прочим, был в Домреми не крестьянином, а, говоря современным языком, сборщиком налогов и начальником местной полиции.

Сейчас практически доподлинно известно, что 10 ноября 1407 года Изабо Баварская родила в своём частном особняке Барбетт в Париже ребёнка, который, согласно хроникам, якобы умер вскоре после рождения. Отметим, что событие это представляло большую проблему для королевы. Большинство историков сходятся на том, что ребёнок этот никак не мог быть отпрыс­ком короля Карла VI, страдавшего безумием, фактически не управлявшего страной и не вступавшего в интимную близость со своей женой много-много лет.

В те далёкие времена незаконнорождённые дети у королей и принцев – это было дело весьма ординарное (ребёнка воспитывали вместе с другими, и он получал достойное положение в обществе). Однако такой ребёнок у королевы ставил её в весьма неудобное положение. Даже опасное. И единственным выходом из подобной ситуации было уничтожить следы ребёнка, объявив его мёртвым и отправив к кормилице. Желательно, куда-нибудь подальше… Например, в Домреми…

Согласно канонической версии, Жанна д’Арк родилась в Домреми предположительно 6 января 1412 года. Но это, как говорится, далеко не факт: ряд историков сходятся на том, что случилось это именно в 1407 году.

Воспитание «крестьянки» Жанны было самым разносторонним: она умела читать и писать (этим, кстати, в то время могла похвастаться далеко не каждая принцесса). Старый рыцарь Жак д’Арк многому научил трёх своих сыновей, и Жанна училась вместе с ними. Доподлинно известно, что она умела владеть копьём и отлично держалась в седле.

Теперь несколько слов о языке Жанны. Если бы она была обыкновенной пастушкой из Домреми, то должна была говорить не по-французски, а на лотарингском диалекте. Но она говорила на чистейшем французском. В связи с этим историки Роже Сензиг и Марсель Гэ задаются вопросом: Жанна не говорила на языке своей местности. Как же она сумела выучить французский язык, который практиковался при дворе короля?

В самом деле, это очень странно, даже удивительно… Если, конечно, не принимать в расчёт её настоящее происхождение.

13 мая 1428 года Жанна вдруг прибыла в Вокулёр и сразу же обратилась к сеньору Роберу де Бодрикуру. При этом она якобы «узнала его среди свиты, хотя никогда до этого не видела». Впрочем, это странное обстоятельство не удивляет сторонников канонической версии истории Жанны д’Арк. Да и что тут удивительного? Подумаешь, в окружной центр впервые в жизни приехала какая-то девочка-крестьянка из Дом­реми, её согласился принять сам комендант крепости, и она сразу же узнала его в толпе вооружённых и хорошо одетых мужчин. И в просьбе девочки-крестьянки тоже не было ничего удивительного. Она попросила благородного капитана де Бодрикура дать ей провожатых: это и понятно, ведь ей нужно было срочно ехать во Францию (так жители окраинных провинций называли центральную часть страны), чтобы предстать перед дофином Карлом. Там она якобы должна была получить войска, с помощью которых собиралась снять британскую осаду Орлеана, чтобы затем короновать дофина и выгнать из Франции всех врагов-англичан. Ещё бы, ведь такова была воля Господа! Этого объяснения для капитана, конечно же, оказалось достаточно, и он тут же снарядил экспедицию в Шинон, где в то время находился дофин Карл.

Неужели не смешно читать подобную нелепицу?

В то, что деревенской девчонке послышались какие-то божественные голоса, ещё можно поверить. Мало ли на свете чудаков, слышащих и видящих что-то такое, чего не слышат и не видят нормальные люди. Галлюцинации – это вообще вещь вполне обыкновенная. В той или иной степени их испытывал или может испытать каждый. Можно даже искусственно привести себя в это состояние. Стоит, например, долго и пристально смотреть на какой-то предмет, и он начинает принимать фантастические формы. Но неужели подобных «доводов» достаточно, чтобы быть принятой Робером де Бодрикуром?! Это уже почти невероятно. У знатных рыцарей, скорее всего, были дела и поважней, чем галлюцинации каких-то пастушек из соседних деревень. Но даже если капитан и нашёл возможность принять девчонку, то как поверить, что она смогла убедить его снарядить экспедицию в Шинон для встречи с наследником престола? Это уж нужно очень сильно напрячь свою фантазию.

Скорее всего, это легенда, если не сказать более жёстко.

И вот Жанна прибыла в Шинон. Судя по её поведению в королевском дворце, версия о крестьянском происхождении девочки в очередной раз не выдерживает никакой критики. Почему? Да потому, что Жанна оказалась знакома с правилами этикета и весьма непростыми обычаями двора. К тому же она разбиралась в политике и была обу­чена географии.

Вот лишь одно из свидетельств её первого появления во дворце. В хронике Жана Шартье, историографа Карла VII, сказано: «Жанна предстала перед королём, поклонилась и, как подобает в присутствии короля, сделала реверансы».

Деревенская пастушка по всем правилам делает реверансы – ну не смешно ли? Странно, что сторонники традиционной версии истории о Жанне д’Арк не придают подобным фактам совершенно никакого значения.

Продолжать перечень явных нестыковок можно до бесконечности. С чего бы это вдруг дофин Карл доверил простой пастушке командование армией? Почему его прославленные и закалённые в боях маршалы вдруг дружно подчинились какой-то девчонке? И т.д. и т.п.

Автор: Сергей Нечаев

Продолжение читайте в №5/2020 журнала «Тёмные аллеи»