12273
Ф. Москвитин. Арест Патриарха Тихона

Ещё в детстве его в шутку прозвали «архиереем» за благочестивый и степенный нрав. И друзья-студенты в духовной академии в шутку называли «патриархом». Никто и не мог тогда предполагать, что всё это на самом деле исполнится.

 ВЫБОР БОЖИЙ

«Тих он», – так сказал православный народ о своём Патриархе. Не потому только, что был он образом смирения и скромности, а потому, что все чувствовали чудесную духовную тишину и свет, которые исходили от него.

Самый удивительный и захватывающий сюжет его жизни разворачивался в осенние дни 1917 года. Тогда, после более чем двухсотлетнего перерыва, в России было восстановлено патриаршество. И первым патриархом после этого перерыва (одиннадцатым по счёту) стал митрополит Московский и Коломенский Тихон. Причём впервые в истории Церкви его избрание произошло по жребию.

Эти судьбоносные события происходили под звуки орудийной стрельбы и взрывов: в Москве шли бои между захватившими власть большевиками и теми, кто этой власти сопротивлялся: юнкерами, учащимися военных училищ, офицерами. Сражения длились недолго, защитники Первопрестольной были обречены…

Когда рушится земная, человеческая власть, приходит власть Божеская. В дни отречения императора Николая от власти в Москве была явлена икона Божией Матери «Державная», на которой Царица Небесная изображена на троне, со знаками царской власти в руках. Божия Матерь – покровительница России. Россия, лишившись царя, вновь обрела Патриарха.

Ещё при Временном правительстве, 15 августа 1917 года, в праздник Успения Божией Матери, который в народе называют «второй Пасхой», в Москве открылся исторический Поместный собор Русской православной церкви, главным деянием которого стало восстановление патриаршества. Надо сказать, что этот вопрос давно, в течение десятилетий, обсуждался духовной элитой России, и вот теперь на «революционном» Поместном соборе разгорались нешуточные споры между сторонниками и противниками патриаршества в России. Решило всё выступление архимандрита Иллариона Троицкого, будущего епископа Верейского, будущего священномученика: «Зовут Москву сердцем России. Но где же в Москве бьётся русское сердце? На бирже? В торговых рядах? На Кузнецком мосту? Оно бьётся, конечно, в Кремле. Но где в Кремле? В Окружном суде? Или в солдатских казармах? Нет, в Успенском соборе. …Есть в Иерусалиме Стена Плача. Приходят к ней старые правоверные евреи и плачут, проливая слёзы о погибшей национальной свободе и о бывшей славе. В Москве, в Успенском соборе, тоже есть русская «стена плача» – пустое патриаршее место. Двести лет приходят сюда православные русские люди и плачут горькими слезами о погубленной Петром церковной свободе и о былой славе. Какое будет горе, если и впредь навеки останется эта наша русская «стена плача»! Да не будет!»

Так в дни октябрьского переворота, под звуки канонады, состоялось решение о выборе Патриарха Всероссийского. После голосования остались три кандидата на патриаршее место, как тогда говорили: самый умный – архиепископ Антоний Храповицкий, самый строгий – архиепископ Арсений Стадницкий и самый добрый – митрополит Тихон Беллавин.

5 ноября 1917 года в храме Христа Спасителя состоялось избрание Патриарха. Вот как вспоминает об этом свидетель и участник событий митрополит Евлогий (Георгиевский): «Перед началом обедни на аналой перед иконой Владимирской Божией Матери был поставлен ларец с тремя записками, на которых были начертаны имена кандидатов. Храм, вмещавший до 12 000 молящихся, был переполнен. Все с трепетом ждали, кого Господь назовёт… По окончании молебна митрополит Киевский Владимир подошёл к аналою, разорвал шнур, которым ларец был перевязан, и снял печати. Из алтаря вышел глубокий старец иеросхимонах Алексий – затворник Зосимовой Пустыни, ради церковного послушания участвовавший в соборе. Он трижды перекрестился и, не глядя, вынул из ларца записку. Митрополит Владимир внятно прочёл: «Тихон, митрополит Московский».

Словно электрическая искра пробежала по молящимся… Раздался возглас митрополита: «Аксиос!» («Достоин!» – Авт.), который потонул в единодушном «Аксиос! Аксиос!» духовенства и народа. Ликование охватило всех. У многих на глазах были слёзы. Чувствовалось, что избрание Патриарха для всех радость обретения в дни русской смуты заступника, предстателя и молитвенника за русский народ».

38257
Ф. Москвитин. Прощание с Америкой святителя Тихона

ПАСТЫРЬ ЛЮБВИ

Так кто же он, волею Божией воздвигнутый на первосвятительский престол во времена, когда всё распадалось и рушилось?

Будущий Патриарх (в миру Василий Иванович Беллавин) родился 19 января (по ст. стилю) 1865 года недалеко от города Торопец Псковской губернии, в семье священника. С этим краем связаны детские годы святителя: здесь он учился – в Торопецком духовном училище, а потом в Псковской семинарии, здесь полюбил божественную красоту церковного богослужения. Отсюда он уехал учиться в Санкт-Петербургскую духовную академию, а закончив её, как и семинарию, одним из лучших, вернулся на родину преподавателем Псковской семинарии. В домовой Троицкой церкви семинарии в декабре 1891 года Василий был пострижен в монахи с именем Тихон, в честь святителя Тихона Задонского. И уже через три месяца двадцатисемилетний иеромонах Тихон навсегда расстался с родной псковской землёй.

Следующие пять с половиной лет его жизни связаны с Холмским краем, на самой западной окраине России, в тогдашнем Царстве Польском. Приехал он на Холмщину иеромонахом, а покидал её епископом Люблинским. Такую «головокружительную» карьеру будущий святитель сделал не благодаря связям или честолюбию, а благодаря своим талантам, трудолюбию, поистине чудесному доброму нраву и благому слову. И ещё: у него с самых ранних лет была необыкновенная способность привлекать к себе сердца и души людей.

По воспоминаниям митрополита Евлогия (тогда ректора Холмской семинарии), Тихон – «милый и обаятельный, всюду был желанным гостем, всех располагал к себе, оживлял любое собрание, в его обществе всем было весело, приятно, легко… Он сумел завязать живые и прочные отношения с народом». Когда преосвященный Тихон, самый молодой из тогдашних архиереев, уезжал из Холма на новое место своего служения, плачущий народ не хотел отпускать его, и некоторые даже ложились на полотно железной дороги, чтобы не дать поезду отойти.

И такая любовь народа будет сопровождать святителя всегда и всюду, потому что сам он нёс в сердце любовь, добро, милосердие к людям.

И вот теперь его назначили на зарубежную Алеутско-Американскую кафедру, которая находилась в Сан-Франциско. Это был совсем новый поворот в жизни святителя, а он был всё тот же: всегда ровный, улыбающийся, скромно и просто несущий своё служение. Святитель Тихон был чужд ненужного пафоса, высокомерного умничанья. Он, продолжая традиции оптинских старцев, любил о серьёзном сказать в шутливой форме и, как вспоминал митрополит Вениамин Федченков, «вообще был человек с приветливыми  и остроумными словами».

Среди его деяний на Североамериканском континенте – постройка и освящение кафедрального Свято-Никольского собора в Нью-Йорке, многочисленные случаи присоединения к православию американских протестантов, организация перевода богослужебных книг на английский язык и многое другое.

В начале 1907 года, вернувшись на родину, уже в сане архиепископа, Тихон – на древней ярославской кафедре. Здесь он, так же как и везде, объезжает всю епархию, всюду служит, и всюду он – мудрый и благожелательный пастырь, необычайно простой и доступный. Когда через семь лет его переводят в Литовскую епархию, ярославцы в знак любви и благодарности своему архипастырю избрали его почётным гражданином города. Случай уникальный в истории Церкви.

В Вильне архиепископа Тихона застало начало Первой мировой войны. Когда фронт подошёл к городу, владыка вывозит в Москву мощи виленских чудотворцев – святых Антония, Иоанна и Евстафия, мучеников за веру в Литве. А потом возвращается в прифронтовые города, к своей пастве, чтобы помогать, утешать, молиться.

Во время войны его не раз вызывали в Петроград для участия в работе Синода. Но когда грянула Февральская революция, новый либеральный обер-прокурор Синода В. Львов убрал из него «консервативных» архиереев, в том числе и Тихона. Но Москва не пошла на поводу у радикал-либерала и «демократическим путём» выбрала своим владыкой архиепископа Тихона.

Да, «тих он»…

Наталья Вознесенская

Продолжение читайте в №02, 2015 журнала «Тайны и преступления»

Теги: ,