Как много ещё во глубине России живописных усадеб, большей частью заброшенных, разрушающихся, но хранящих для потомков удивительные факты отечественной истории. Истории, которую когда-то творили люди, неравнодушные к судьбе своего Отечества.

В глуши

На путешественника, много странствующего по российской провинции и пристально изучающего феномен русской усадьбы, Волышево производит неизгладимое впечатление. Конечно, сначала радость предстоящей встречи омрачается трудностями пути. Добраться сюда из Пскова непросто – почти два часа по шоссе и просёлочным дорогам для городского туриста испытание не из лёгких. Но каждого, оказавшегося здесь, и даже знатоков, имеющих представление об ансамблях Павловска или Архангельского, Останкина или Царицына, Волышево поражает своими масштабами. Почти весь XIX век сменявшиеся владельцы этого имения создавали необычный усадебный комплекс и ландшафтный парк, вложив в свои затеи баснословные капиталы. Даже трудно себе представить, как подобное могло появиться в псковской глуши.

Земные богатства – Отечеству

Не раз деньги Строгановых шли на помощь всему государству. Ещё в 1445 году Строгановы выкупили великого князя московского Василия II Васильевича (Тёмного) из казанского плена. Строгановы вложили фантастические средства в освоение Сибири, строили на свои деньги военные корабли для азовских походов Петра I.

Получив от императора Петра I право на дворянский герб, Строгановы сами избрали девиз к нему: «Земные богатства Отечеству – себе славное имя».

В Отечественную войну 1812 года генерал-лейтенант Павел Александрович Строганов командовал дивизией, сражался на Бородинском поле. В одном из его победных боёв с французами во время заграничного похода, в 1814 году, на глазах генерала погиб единственный сын Александр – юноше ядром сорвало голову. В черновой строфе 6-й главы «Евгения Онегина» А.С. Пушкин об этом событии написал так:

Но если жница роковая,
Окровавленная, слепая,
В огне, в дыму – в глазах отца
Сразит залётного птенца!
О страх! о горькое мгновенье!
О Строганов, когда твой сын
Упал, сражён, и ты один,
Забыл ты славу и сраженье
И предал славе ты чужой
Успех, ободренный тобой…

Именно после смерти безутешного родителя и последовал указ императора Александра I об учреждении легендарного Строгановского майората – нераздельного имения. В 1817 году майорат состоял из более чем полутора миллионов десятин земли в нескольких российских губерниях и около миллиона десятин земли «уральских дач», на которых числилось почти шестьдесят тысяч душ мужского и около семидесяти тысяч душ женского пола крепостных людей.

Охотничья резиденция

Что же до Волышева, то первое упоминание о деревне с таким названием в Логовинской волости (ныне Порховский район Псковской области) относится к 1498 году. Расцвет же возникшей здесь впоследствии усадьбы пришёлся на XIX столетие. Первый большой деревянный дворец помещиков Васильчиковых, конечно же, не сохранился. Но от тех владельцев уцелел храм Всемилостивого Спаса, возведённый в 1803 году. И в 1846 году Волышево досталось в качестве приданого жены Александру Сергеевичу Строганову – генерал-адъютанту, полковнику Преображенского полка, который увлекался отнюдь не великосветскими дамами, а историей, археологией и нумизматикой. А в Волышеве он начал отдавать дань ещё одной свойственной людям его круга страсти – охоте. При нём усадьба превратилась в роскошную загородную охотничью резиденцию, куда с удовольствием приезжали представители знатнейших дворянских фамилий той эпохи. Облик усадьбы середины XIX века формировал специально приглашённый модный петербургский архитектор Михаил Алексеевич Макаров (1827–1873), который за своё творчество, в том числе и за этот ансамбль, получил звание академика Императорской академии художеств.

Розовый домик и прочая красота

В ту пору ядро усадьбы включало, помимо дворца, живописные каменные флигели: домик конюха, дачный дом графини Марии Александровны Строгановой, домик управляющего.

Внутренняя отделка дома изумляла своим богатством и красотой. Для оформления декора архитектор использовал редкий итальянский мрамор, гостей впечатляли художественная лепнина и ковка, двери из морёного дуба, высокохудожественный паркет из редких пород дерева. В этот же период был расширен лесопарк, проложена аллея в соседнюю деревню Дорогини, отведён в сторону от усадьбы старинный Смоленский тракт и создано почтово-телеграфное отделение. На речке Волышевке устроен каскад запруд с каменными мостиками.
Хозяин не забыл и о своих крепостных.

В усадьбе была построена школа для бесплатного обучения сельских жителей навыкам, необходимым для ведения сельского хозяйства. Ежегодно 24 ученика-подростка обучались здесь разным ремёслам. В итоге они становились неплохими столярами и плотниками, слесарями и кузнецами, колесниками и бондарями, печниками и даже шорниками.

Именно архитектор Михаил Макаров заложил в усадьбе основы пейзажного парка с гротами, беседками, лабиринтами и хитроумными цветниками. Приглашённый сюда садовник В.И. Ватцек создал «Розовый садик» – уменьшенный аналог розария ныне знаменитого Сухумского ботанического сада.

При создании парка были мастерски использованы свойства различных деревьев. Поляны, лужайки, необычные декоративные группы из лиственных и хвойных пород, живописные аллеи создавались с учётом весенних, осенних и летних красок листвы так, чтобы парк всегда оставался для хозяев и гостей привлекательным и живописным. Даже теперь здесь можно увидеть редкие деревья: серебристые тополя, каштаны, сосны и ели разных оттенков, клёны и липы. Возраст нынешних деревьев – в среднем около 150 лет. А в лучшие времена здесь насчитывалось 52 вида древесных и 45 кустарниковых пород. Несмотря на все утраты, парк остаётся одним из живописнейших усадебных парков не только Псковщины, но и всей России.

Трагедия на фоне идиллии

С 1880 года владельцем Волышева, а через два года и главой всего Строгановского майората стал граф Сергей Александрович Строганов (1852–1923). Хотя ему приходилось много времени уделять управлению всеми своими огромными владениями на территории страны, Волышево оставалось в зоне его особо пристального внимания. И именно сюда выпускник Санкт-Петербургского университета и Морского корпуса, участник Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, кавалер креста Святого Георгия вскоре после свадьбы весной в 1882 года привёз свою молодую супругу – фрейлину двора, княжну Евгению Александровну Васильчикову.

Для Волышева наступила новая пора расцвета. В обновлённом дворце для молодой жены были отделаны парадные комнаты с выходом в сад, у ступенек террасы раскинулись цветники и так полюбившийся графине «Розовый садик». Так в псковском земстве появился новый влиятельный и богатый деятель, делавший щедрые пожертвования на благотворительные цели – на его средства строились больницы и амбулатории для крестьян. Граф стал участником земских съездов, порховским уездным предводителем дворянства, избирался в земскую управу и в мировые судьи. Оживлённая хозяйственная деятельность во владениях графа, особенно в сферах развития коневодства, создания питомников ценных и редких пород кустов и деревьев, строительства дорог, обустройство школ для крестьян и реального училища в Пскове стали примером для других помещиков и способствовали улучшению жизни во всей тогдашней Псковской губернии.

Хозяева и гости Волышева любили верховую езду. К их услугам были на выбор лошади конного завода и «казачьей» конюшни: орловские рысаки, английские и арабские, как верховые, так и обученные езде в разной упряжке лошади. Лошадей закупали не только за границей и в южных областях России, но и выращивали в конюшнях Волышевского конного завода.

Но семейная и усадебная идиллия длилась недолго. Через два года графиня скоропостижно скончалась, по официальной версии, от брюшного тифа. Ей было всего 22 года. До конца своей жизни граф так и остался бездетным, а Волышево невзлюбил и с тех пор приезжал сюда крайне редко.

Граф Сергей Александрович оказался последним главой Строгановского майората, его владения по всей России достигали почти двух с половиной миллионов десятин земли. А состояние в денежном выражении вообще не подлежало точной оценке – оно было просто баснословным.

Крест на воздухоплавательном разведчике

Род Строгановых оставался верен своему девизу «Земные богатства Отечеству – себе славное имя».

Самый любопытный эпизод служения Строгановых Отечеству относится к 1904 году. С началом Русско-японской войны и первыми потерями, понесёнными русским флотом, в стране началось патриотическое движение, которое привело к созданию «Особого комитета по усилению флота на добровольные пожертвования». Граф Сергей Александрович пожертвовал полтора миллиона рублей на приобретение в Германии судна и оборудование его в первый в истории российского военно-морского флота «специальный воздухоплавательный разведчик» – аэростатоносец. Корабль должен был войти в состав II Тихо­океанской эскадры.

В результате модернизации крейсер под гордым названием «Русь» был переоборудован: на нём базировались девять аэро­статов, несколько огромных воздушных змеев-разведчиков и сложное оборудование для их подъёма в воздух над океанскими просторами. Экипаж крейсера насчитывал 24 офицера и 518 нижних чинов, причём более четверти команды составляли личный состав воздухоплавательного парка. Когда летом 1905 года проходили испытания всего этого нового для армии оборудования, в балтийском порту Либавы (ныне латвийский город Лиепая) вспыхнуло матросское восстание. После жестокого подавления бунта командир порта контр-адмирал А.И. Ирецкий в числе мер «для оздоровления атмосферы в Либаве» предложил: «Команду крейсера «Русь», находящегося теперь в Кронштадте, раскассировать. Эта команда, будучи комплектована из отбросов кронштадтских экипажей, представляет из себя некоторое подобие команды броненосца «Князь Потёмкин Таврический». Так революционные настроения поставили крест на военно-морской новинке. В конечном итоге аэростаты сняли с палуб, а само судно было продано на слом. На вырученные деньги – ровно десятую часть от первоначальной стоимости корабля – граф Строганов основал «Премию для нижних чинов за сочинение произведений на патриотическую тему». Она стала прообразом тех литературных, поэтических и музыкальных премий, которые во множестве теперь учреждают силовые ведомства нашей страны.
Последний раз граф Строганов посетил Волышево в 1889 году. С 1907 года он проживал преимущественно в Париже и Ницце, а в России бывал лишь наездами. Но вплоть до событий 1917 года усадьба находилась в образцовом состоянии и в любой момент могла принять вельможных гостей.

После революции 1917 года граф Сергей Александрович велел своим управляющим передать наркому просвещения Луначарскому ключи от уникальной картинной галереи в пермском имении и огромного дворца на Невском проспекте. О том, что его образцовое Волышево было дочиста разграблено местными жителями, граф, к счастью, так и не узнал.

Граф Сергей Строганов скончался на своей вилле близ Ниццы в апреле 1923 года и был похоронен на Русском (Николаевском) кладбище на окраине Ниццы.

Новая власть в волышевском дворце открыла сельскохозяйственный институт, затем здесь был техникум, до 1970-х годов – сельская школа. А конные дворы обрели вторую жизнь – на их базе в 1924 году был создан завод по выведению лошадей русской рысистой породы. Но дух разрушения, наконец, овладел и этой усадьбой: парк пришёл в полное запустение и оказался во власти вездесущего ядовитого борщевика, а многочисленные здания, включая величественный храм, на глазах превращаются в руины. И живописными назвать их не позволяет совесть…

К слову

По иронии судьбы, именно в День реставратора в усадьбе случился грандиозный пожар. И только спустя два года – дождливой осенью 2020-го – в Волышеве начались аварийные работы. Специалисты и волонтёры собрали огромное количество фрагментов лепнины, осыпавшейся с потолков и стен главного дома, монтажники приступили к восстановлению рухнувшей крыши дворца, состояние которого признано «крайне аварийным». Пока из бюджета выделены крохи. Для полного возрождения ансамбля, по самым скромным подсчётам, требуется около 7 млрд рублей, которых, естественно, для такого дела в казне пока не нашли. Нет и конкретной концепции дальнейшего использования уникального культурного объекта, имеющего федеральный статус. Неужели и эта чудесная усадьба скоро канет в Лету?

Автор: Александр Нефедов

Фото автора