«Здесь лежит Земира, и опечаленные Грации должны набросать цветов на её могилу. Как Том, её предок, как Леди, её мать, она была постоянна в своих склонностях, легка на бегу и имела один только недостаток: была немножко сердита, но сердце её было доброе…» Кажется, что в этой старинной эпитафии речь идёт о молодой особе. Но особа под памятным камнем в Царскосельском парке хоть и была молода, но имела четыре лапы и хвост…

Согласитесь, что не каждой собаке граф будет писать эпитафии. А автором надгробной надписи Земире был французский посол при русском дворе граф Луи-Филипп де Сегюр. Почему же Земира удостоилась такой чести? Да потому, что эта собачка была любимицей императрицы Екатерины II.

Английский придворный врач барон Томас Димсдейл не только сделал русской царице и цесаревичу Павлу первую прививку от оспы, но и прислал потом из Англии в качестве подарка двух «титулованных особ» – Сэра Тома Андерсона и Дюшессу (Герцогиню) Андерсон – милейших маленьких собачек из породы левреток.

И суровая государыня возлюбила подаренных левреток всей душой. К ним был приставлен специальный паж, спали собачки в царской опочивальне, в корзинах-колыбельках на атласных подушках с кружевами, а зимой – на собольих шубах императрицы.

Государыня вела с ними долгие беседы, прощала многие шалости и даже трапезничала в компании со своими любимцами, самолично кормя их из рук. И на прогулки она отправлялась непременно в компании левреток.

 

Никто не сомневается, именно левретка была с императрицей в момент встречи Марьи Ивановны с императрицей в «Капитанской дочке» Пушкина: «На другой день рано утром Марья Ивановна проснулась, оделась и тихонько пошла в сад… Марья Ивановна пошла около прекрасного луга, где только что поставлен был памятник в честь недавних побед графа Петра Александровича Румянцева. Вдруг белая собачка английской породы залаяла и побежала ей навстречу. Марья Ивановна испугалась и остановилась. В эту самую минуту раздался приятный женский голос: «Не бойтесь, она не укусит».

Скорее всего, Пушкин использовал для этой истории портрет авторства Владимира Боровиковского, изобразившего Екатерину II на прогулке с одной из своих левреток-любимиц, которых, кстати, её придворные называли весьма поэтически – «игрушки ветра».

Подробнее читайте в №6/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Марина Ситникова