Имение Гончаровых Полотняный Завод как зеркало пушкинской эпохи.

Первый раз побывав в этой усадьбе по щекотливому делу о приданом своей невесты, а затем погостив здесь пару недель уже в качестве счастливого отца семейства, Александр Пушкин написал жене: «Боже мой! Кабы Заводы были мои, так меня бы в Петербург не заманили и московским калачом. Жил бы себе барином». Не сложилось. А могло бы?

По Петрову повеленью

История этой усадьбы началась достаточно необычно – с указа Петра I об обустройстве заводов «для дела парусных полотен». Одна из таких парусных мануфактур – полотняная – появилась в 1720 году на реке Суходрев в калужской глубинке. Дело оказалось прибыльным. К 1732 году была создана «компания», и вскоре два её основных члена А.А. Гончаров и Г.И. Щепочкин уже владели один парусно-бумажной, а другой – парусно-полотняной фабриками. Вслед за мануфактурами в местечке, названном Полотняный Завод, недалеко друг от друга появились две усадьбы, в центре которых красовались огромные по тем временам дома-дворцы.

Особенно хорошо дело продвигалось у Афанасия Абрамовича Гончарова, парусные полотна которого закупались даже британским флотом, а бумага «почиталась первою в России». В итоге предприниматель указом императрицы Елизаветы Петровны стал коллежским асессором с присвоением майорского чина, а в России появился новый дворянский род Гончаровых. Знал ли Афанасий Абрамович, что через век на бумаге его завода будет печататься пушкинский журнал «Современник», а потомки его породнятся с гением отечественной поэзии и его убийцей?

Но всё это будет ещё впереди, а в 1730-е годы он строит главный усадебный дом, который спустя полвека был реконструирован по проекту московского архитектора К.И. Бланка. К концу XVIII века это уже было трёхэтажное здание с ризалитами по основным фасадам. Именно таким видел этот дом в 1830-х годах приезжавший в Полотняный Завод А.С. Пушкин. Имение Гончаровых его поразило не случайно. Это была одна из наиболее крупных по размерам и богатых по убранству российских усадеб.

Последнее слово поэта

Мало кто теперь помнит, что сказал своей жене умирающий от последствий роковой дуэли Пушкин. Чаще всего цитируется, со слов Василия Жуковского, находящегося у одра поэта, его обращение к любимой библиотеке – «прощайте, друзья!». Однако, по другим свидетельствам, был ещё и строгий наказ супруге: «Отправляйся в деревню, носи по мне траур два года, а потом выходи замуж, только не за шалопая». Что было дальше нам известно – выдержав суровый наказ сверх меры, Наталья Николаевна вышла замуж через семь лет за генерал-майора Петра Ланского. Но где же она пребывала всё то время, что носила траур? Куда отправилась после «заката» «солнца русской поэзии»? Она поехала не в Михайловское, не в Захарово, не в Ярополец и не в Болдино – такие «намоленные» теперь пушкинские места, а отправилась с детьми к брату Дмитрию Николаевичу Гончарову в его калужское имение Полотняный Завод. В брате она чувствовала тогда опору. А он в сентяб­ре 1837 года писал из Полотняного Завода своей сестре Екатерине, бывшей к тому времени уже женой пресловутого Жоржа Дантеса: «…понятно, что после жизни в Петербурге, где Натали носили на руках, она не может находить особой прелести в однообразной жизни Завода, и она чаще грустна, чем весела, нередко прихварывает, что заставляет её целыми днями не выходить из своих комнат и не обедать со мною».

Наталья Николаевна прожила с детьми в Полотняном Заводе с февраля 1837 по ноябрь 1838 года. Отсюда она писала в Опекунский совет: «Мне необходим свой угол, мне необходимо быть одной, со своими детьми. Всего более желала бы я поселиться в той деревне, в которой жил несколько лет покойный муж мой, которую любил он особенно, близ которой погребён прах его. Меня спрашивают о доходах с этого имения, о цене его. Цены ему нет для меня и детей моих. Оно для нас драгоценнее всего на свете». Но только в начале 1841 года она наконец получила права на Михайловское и уже в мае того же года переехала с детьми в эту усадьбу. А до того – металась между провинциальными владениями братьев, родителей и Петербургом.

Подробнее читайте в №6/2021 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Александр Нефедов