97608_1Знания и мудрость, копившиеся веками, ныне спрессованы в томах словарей и энциклопедий. Во всём мире знают знаменитую «Французскую энциклопедию», созданную усилиями Дидро и д’Аламбера, а многие галльские философы, принимавшие в ней участие, получили название энциклопедистов. Не менее известна «Британника», Британская энциклопедия, – национальное сокровище и предмет гордости англичан. В быту образованных немцев эту роль играл «Большой Брокгауз» (был ещё и «Малый»). В России есть свой «Брокгауз» – «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона».

СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО

Она появилась 107 лет тому назад, но многие её статьи не устарели до сих пор – мало того, они интереснее и обстоятельнее, чем аналогичные страницы из энциклопедий, созданных позже. В девяностые годы двадцатого века энциклопедия пережила второе рождение: иметь репринтное издание словаря Брокгауза и Ефрона лет двадцать тому назад было пределом мечтаний образованного человека. Читатель цифровой эпохи также с удовольствием пользуется словарём, и даже многие статьи в «Википедии» созданы на его основе.

Два имени – Брокгауз и Ефрон – слились для нас в некое целое, они представляются нам соавторами, как Ильф и Петров, братья Гонкуры или братья Стругацкие. Однако, как это ни странно, Фридрих-Арнольд Брокгауз и Илья Абрамович Ефрон не были знакомы, да и знать друг друга не могли, ибо жили не только в разных странах, но и в разные времена.

Фридрих-Арнольд Брокгауз

Всё началось за пределами России в эпоху Наполеона и Гёте. Почтенный немецкий коммерсант Фридрих-Арнольд Брокгауз в 1795 году открыл оптовую торговлю английскими товарами в Дортмунде, а в 1802-м перевёл её в Амстердам. Однако время для торговли с Англией было выбрано самое неудачное. Дело пришлось закрыть из-за континентальной блокады: Британия, как известно, была непримиримым врагом Бонапарта, Европу же накрыла тень наполеоновской империи, и, таким образом, английские товары с 1806 года не имели доступа на европейский рынок, затруднения же начались ещё раньше, в 1804 году.Посему Брокгауз был вынужден перейти на книжную торговлю, и в этом немалая вина – или заслуга – императора Наполеона. Коммерсант основал предприятие по изданию и торговле немецкими книгами в 1805 году в Амстердаме. Он пытался издавать журналы на голландском, немецком и французском языках. Время было неспокойное, Европу охватили войны, цензура свирепствовала. Вскоре Брокгауз перенёс деятельность в Германию – в город Альтенбург, а затем и в Лейпциг.

В 1808 году Брокгауз купил права на начатый в 1796 году Conversations Lexikon («Разговорный словарь») и осуществил его первое издание в 1809–1811 годах, добавив к нему два дополнительных тома. Выпуск этой энциклопедии, которую прозвали «Брокгауз», или «Большой Брокгауз», принёс наибольший успех его предприятию. Энциклопедия выдержала в XIX веке 14 изданий. В 1814 году издательская фирма получила название по фамилии учредителя – «Ф.А. Брокгауз». Она выпускала газеты, альманахи, философские сочинения и, конечно же, словари.

Всю свою жизнь Фридрих-Арнольд боролся за свободу печати, против цензуры и не всегда выходил из этой борьбы победителем. Считают, что полная треволнений жизнь подорвала здоровье прославленного издателя, и он умер в возрасте 50 лет. О жизни Брокгауза один из внуков впоследствии написал книгу.

Издательство перешло в руки его старших сыновей Фридриха и Генриха, росло и процветало. Выходили «Библиотека немецкой национальной литературы», «Библиотека иностранных авторов на языках подлинников». В первой половине XIX века фирма вела торговлю в Лейпциге и Париже. Предприятие досталось внукам, а потом и правнукам. Дело неуклонно расширялось: открылись отделения в Лондоне и Вене. «Ф.А. Брокгауз» – одна из тех солидных и уважаемых немецких фирм, которые создавались на века. Очерки истории издательства за 100 лет были выпущены отдельным томом.

В 1890 году возникло новое ответвление могучего ствола: в Петербурге было создано совместное предприятие «Брокгауз и Ефрон». Потомки Брокгауза стали компаньонами Ильи Ефрона, российского издателя и просветителя, родившегося в 1847 году в городе Вильно.

ПРАВНУК ВЕЛИКОГО РАББИ

Еврейская община Вильно была настолько многочисленной и влиятельной, что город называли «северным Иерусалимом». Илья Ефрон происходил из древнего и почтенного рода. Его прадедом был знаменитый не только в Вильно, но и за его пределами рабби Элияху Гаон, богослов и непререкаемый авторитет в вопросах веры. Он был аскетом, спал, по уверению домашних, не более двух часов в сутки, посвящая остальное время наукам – изучению Талмуда и других священных книг. В 1760-е годы он читал лекции учёным-талмудистам и стал самым прославленным знатоком книжной премудрости. Официальных должностей рабби не занимал, но община платила ему немалые деньги за его мудрость, познания и советы. Он обладал огромным духовным авторитетом, ученики записывали его изречения, сам же он, подобно многим мудрецам древности, записей не вёл.

Brockhaus_and_Efron_Encyclopedic_Dictionary_B82_61-2
Илья Абрамович Ефрон

Его внук Абрам Ефрон был коммерсантом и также изучал священные книги евреев. Ему принадлежит религиозно-философское сочинение «Источник законов». По воспоминаниям Веры Ефрон, современной представительницы знаменитого рода, Абрам был купцом первой гильдии и получил звание почётного гражданина России. Он позаботился о том, чтобы дать сыну достойное образование, причём годы учения начались не в гимназии, а дома.

Илья был назван в честь прадеда: Илья – Элияху. И не случайно: прадедовская жажда знаний и целеустремлённость в полной мере передались и ему. Домашнее образование дало блестящие результаты: Илья сдал экзамены и получил аттестат в гимназии города Ломжа в Польше, а продолжил обучение в Главной школе Варшавы (ныне Варшавский университет). В годы либерального правления Александра II национальная политика была смягчена, и ограничения на допуск евреев к высшему образованию практически отсутствовали. Окончив курс, Илья Ефрон отправился в Петербург и пошёл по стопам отца: занялся коммерцией.

Было ли издательское дело мечтой всей его жизни? Трудно сказать. Вообще-то начинал Илья совсем в другой области: занимался железнодорожными подрядами. Очевидно одно: жизнь Ильи Ефрона перевернуло знакомство с Семёном Венгеровым, выдающимся литературоведом и редактором, настоящим рыцарем литературы. Венгеров был убеждён, что российская словесность имеет «героический» и «проповеднический» характер. Его интеллектуальное влияние стало решающим для судьбы Ильи Ефрона.

Последний руководитель фирмы «Брокгауз – Ефрон» Арон Перельман так говорил о встрече этих выдающихся людей: «Железнодорожный подрядчик и грюндер (предприниматель индустриальной эпохи. – Авт.) по натуре своей, Илья Абрамович Ефрон был заинтересован издательской деятельностью случайно – С.А. Венгеровым, временно работавшим в управлении железной дороги, в которой Ефрон состоял одним из видных акционеров. И этот железнодорожный подрядчик оказался выдающимся издателем. Он создал одно из крупнейших и культурнейших книгоиздательств России. Ради издательства Ефрон оставил все остальные свои предприятия и всецело отдался этому новому для него делу».

Илья Абрамович в 1880 году приобрёл типографию в Петербурге – этот неприметный трёхэтажный дом в Прачечном переулке сохранился до наших дней. Акционерное общество «Ф.А. Брокгауз – И.А. Ефрон» возникло не сразу, а лишь через девять лет. Деловое чутьё не подвело Илью Абрамовича. Сотрудничество с немецкой фирмой позволило достичь коммерческого успеха. Разумеется, времена для книгоиздательства были непростыми: после убийства Александра II цензура была очень придирчивой, а отношение к «инородцам» – подозрительным. Однако ещё Белинский говаривал, что цензура как паутина: маленькие мухи в ней запутываются, большие её прорывают.

Ольга Буткова

Продолжение читайте в №02, 2015 журнала «Тайны и преступления»