Тоннель под Ла-Маншем

Со временем (по расчисленью
Философических таблиц,
Лет чрез пятьсот) дороги, верно,
У нас изменятся безмерно:
Шоссе Россию здесь и тут,
Соединив, пересекут.
А.С. Пушкин

«Пушкин есть пророчество и указание», – веровал Фёдор Достоевский. Справедливость его слов выверена самим временем. И даже в таком, казалось бы, несвойственном Пушкину техническом аспекте.

Мосты чугунные чрез воды
Шагнут широкою дугой,
Раздвинем горы, под водой
Пророем дерзостные своды…

Не о будущем ли тоннеле под Ла-Маншем мечталось Пушкину? Предвидение поэта исполнилось лишь в конце… двадцатого века! Инженерной мысли понадобилось вовсе не пятьсот лет, как предсказывал в своём знаменитом романе «Евгений Онегин» Пушкин, а 160. Сам проект, несбыточный по тем временам – соединить французский и английский берега, – впервые был озвучен в 1802 году: по тоннелю, прорытому под проливом, мыслилось тогда пустить запряжённых в повозки лошадей. Пушкин о том фантастическом проекте наверняка читал в русских и английских журналах, отсюда и эти строки о сводах под водой!

Минет девятнадцатый век, начнёт свой бег двадцатый. И лишь в декабре 1987-го гигантские ковши экскаваторов зачерпнут первые тонны английской земли – с французского берега к прокладке тоннеля приступят чуть позже. О размахе работ легко судить по кубометрам извлечённого грунта, равного по объёму трём пирамидам Хеопса!

Евротоннель между Дувром и Кале – общая его протяжённость пятьдесят два с половиной километра, из них тридцать восемь под водой – открыт 6 мая 1994 года. Накануне 195-летия со дня рождения Александра Сергеевича… Хотя вряд ли кто-либо из тысяч путешественников, ежечасно садящихся в скоростной экспресс, чтобы оказаться в туманном Альбионе или благословенной Франции, помнит о поэтическом пророчестве русского гения.

«Воображаю… чугунные дороги »

Великий путешественник Пушкин исколесил тысячи вёрст по дорогам необъятной Российcкой империи, вдоволь натерпевшись от «милостей» станционных смотрителей, сполна познав «прелести» родного бездорожья. И средь всех мытарств мечтал о необычной дороге. Чугунной!

Так уж совпало, что первая в России железная дорога, связавшая Петербург с Царским Селом, загородной царской резиденцией, и Павловском, была открыта в год смерти поэта – в 1837-м. Но двумя годами ранее, в июне 1835-го, Николай I написал августейшую резолюцию на докладной записке профессора Франца Августа фон Герстнера «О выгодах от построения железной дороги»: «Читал с большим вниманием и убеждён, как и прежде был, в пользе сего дела, но не убеждён в том, что Герстнер нашёл довольно капиталов, чтобы начать столь огромное предприятие. На сей предмет желаю от него объяснений письменных; потом, если нужно, призову к себе. Дорогу в Царское Село дозволяю, буде представит мне планы».

В январе 1836-го фон Герстнер обращается к председателю Государственного совета и Комитета министров Н.Н. Новосильцеву: «Если же дорогу нельзя будет открыть в октябре 1836 года для пользования будущей зимою, то и решение вопроса о пользе железной дороги в России замедлится целым годом». Профессор Венского университета, приехавший в Россию с единственной целью – построить в северной стране первую железную дорогу, торопил желанное событие!

Свершилось! Движение для ознакомления петербургской публики по новому пути открылось в сентябре того же, 1836-го. А 30 октября паровоз «Проворный» уже провёл первый состав из Петербурга в Царское Село! Результаты испытаний внушали оптимизм, и Франц Герстнер торжествовал: «Все были довольны, кроме тех, которые предсказывали, что дорогу занесёт снегом».

Но пройдёт ещё год, когда слегка оробевшие первые пассажиры займут свои места в вагонах поезда… «Не можем изобразить, как величественно сей грозный исполин, пыша пламенем, дымом и кипячими брызгами, двинулся вперёд…» – восторженно писали в те дни столичные газеты. С тех первых двадцати семи километров рельсового пути и начался отсчёт будущих тысячекилометровых чугунных и стальных магистралей. Век железных дорог только начинался…

Выгода очевидная

«Мы живём в печальном веке, но когда воображаю Лондон, чугунные дороги, паровые корабли, английские журналы... то моё глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство», – с горечью писал двадцатисемилетний поэт-изгнанник из далёкой своей Псковской губернии.

Так и не довелось Александру Сергеевичу побывать в туманном Альбионе, увидеть чудо-паровоз, хоть раз проехаться по «чугунке». А вот вдова поэта Наталья Николаевна и дети уже вовсю пользовались благами цивилизации – их путешествия из Петербурга в Москву по железной дороге (её открытие состоялось в ноябре 1851 года) были скорыми и неутомительными. Первый поезд, пущенный по новой Петербурго-Московской железной дороге (Николаевской её стали называть позже), преодолел расстояние между двумя столицами всего за 21 час 45 минут!

Лариса Черкашина

Продолжение читайте в июльском номере (№04, 2014) журнала «Тайны и преступления»

Теги: , , , ,