Война СССР против милитаристской Японии продолжалась чуть более трёх недель. И это была отнюдь не лёгкая прогулка, несмотря на успешность и скоротечность кампании. Япония сдалась именно под советским ударом. А удар этот был необходим ещё и потому, что над миром нависла угроза разрабатываемого Японией нового бактериологического оружия.

Разрабатывалось оно в Маньчжурии, где японцы построили мощный секретный научно-исследовательский комплекс. Именно здесь втайне создавалось крайне опасное бактериологическое оружие массового поражения, причём советские граждане были в числе приоритетных жертв. И это не выдумки.

Император Хирохито, будучи биологом по образованию, полагал, что «наука всегда была лучшим другом убийц. Наука может убить тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы людей за весьма короткий промежуток времени». И это вовсе не огорчало императора. Наоборот, вселяло надежду, что «биологическое оружие поможет Японии завоевать мир, а ему, потомку богини Аматерасу, – исполнить своё божественное предназначение и править Вселенной».

Для реализации грандиозных планов Япония развернула в Маньчжурии специальные отряды 100 и 731, которые к 1945 году располагали большим количеством готовых к применению боевых биологических средств. По признанию одного из пленённых Красной Армией японских учёных-инфекционистов, запасов этого оружия хватило бы для «уничтожения всего человечества».

В отряде 731 тогда «трудились» более 2600 человек. В их числе 3 генерал-лейтенанта, 6 генерал-майоров, десятки старших офицеров и около трёх сотен младших офицеров. Причём значительную часть отряда составляли сотрудники НИИ и ведущие учёные медицинских факультетов крупнейших вузов Японии – интеллектуальная элита страны.

Изуверские исследования проводились на людях – пленных разных национальностей и мирном населении. Этих подопытных именовали «брёвнами». Впрочем, экспериментаторы вовсе не считали их людьми и методично заражали разного рода инфекционными болезнями, отчего те погибали в невероятных муках. По жестокости японские экспериментаторы превосходили эсэсовского доктора Йозефа Менгеле. Если бы разработанная ими бактериологическая зараза вырвалась на свободу, то последствия были бы поистине катастрофичными (в сравнении с ними нынешняя пандемия коронавируса выглядит сущей мелочью).

Японские спецотряды, разрабатывавшие и испытывавшие бактериологическое оружие, были ликвидированы советскими вой­сками. Утром 19 августа 1945 года в Харбин ворвались десантники 9-й воздушной армии 1-го Дальневосточного фронта, которых вскоре поддержали моряки Амурской военной флотилии. Персонал японского отряда 731, расположенного у станции Пинфань близ Харбина, наспех в панике сжигал улики. В реку выбросили экспонаты просторной «выставочной комнаты», где в колбах хранились отрезанные и заспиртованные человеческие органы, конечности, разрубленные головы. Успели уничтожить и «брёвна», то есть всех остававшихся ещё в живых подопытных людей. А вот глава отряда, микробиолог и генерал-лейтенант императорской армии Сиро Исии, отдав последний приказ, исчез. Свою свободу он выкупил у американцев. Его примеру последовали и многие другие секретные сотрудники, не попавшие в руки советских войск.

Токийский процесс

В 1946 году открылся Токийский процесс, во многом похожий на Нюрнбергский. Но на нём учёных-изуверов из отрядов 731 и 100 не было. Советская сторона потребовала выдать и наказать их! Однако получила отказ. А от союзников из Вашингтона было сообщено, что «местопребывание руководства отряда 731, в том числе Исии, неизвестно и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований».

Но это абсолютная ложь. Старший научный сотрудник Гарвардской школы Кеннеди (Массачусетс, США) юрист Закир Кауфман утверждал: «Правительство США предоставило расширенную амнистию, обеспечило питанием, довольствием и досугом около 3600 японских учёных, врачей и других служащих, задействованных в проведении экспериментов над людьми, жертвами которых стали тысячи мирных жителей и военнопленных из числа союзных армий, так как оно было крайне заинтересовано в информации, полученной в результате таких медицинских экспериментов. И ввиду надвигающейся холодной войны США предпочли получение данной информации торжеству правосудия».

Но укрывали преступников не только в Штатах. Профессор Токийского университета и историк Харуки Вада свидетельствовал: «Члены отрядов 100 и 731 получили места в НИИ и медицинских учреждениях Японии. Были даже те, кто стал преподавателями в университетах. Они спокойно доживали свой век, не понеся никакой ответственности за свои преступления».

Продолжение читайте в №6/2020 журнала «Тёмные аллеи»

Автор: Геннадий Кудий