Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов всегда верил, что жизнь человеческая – в руках Божиих. Известны его воззвания к солдатам, которые частенько начинались словами: «Вы – чудо-богатыри русские! Бог видит нас! Он наш генерал».

«Без Меня не можете делать ничего»

Эти слова Христа из Евангелия Суворов запомнил с юности и свято им следовал. Находился ли он в походе или в вынужденном безделье в ссылке в поместье, он всегда начинал и заканчивал молитвой каждый день, строго соблюдал посты, хорошо знал чин церковной службы, сам строил храмы на пожалованных за победы землях. После каждой победы Суворов спешил в церковь на благодарственный молебен. После боя на поле сражения в его присутствии всегда совершались панихиды по погибшим. Без церкви Суворов не мыслил существования.
В поместье в селе Кобрино, где ему пришлось проводить ссылку, он посещал церковь ежедневно. Усердно молился, читал апостол. Даже в последний год жизни, когда голос из-за болезни стал уже не так силён, он пел с певчими на клиросе, прислуживал в алтаре, носил запрестольные кресты, звонил в колокола.

Не забывал Александр Васильевич и о постоянном обучении своего воинства. Не только тому, как в совершенстве владеть оружием и не знать страха перед врагом. Он писал в дневнике, что «чудо-богатырь русский, защитник чести русского имени, – это орудие промысла Божия».

Дисциплинированность, самообладание, смелость, энергия – вот лучшие качества воина, которые приводят его к победе. «Умения, подкрепляемые благодатной помощью Божией, – в сто крат более значимые», – замечал Суворов. Александр Васильевич сам обучал воинов закону Божию и молитвам. Постоянно экзаменовал их по религиозной науке, задавал каверзные вопросы и требовал немедленного ответа. «Вот моя тактика, – говорил он. – Мужество, проницательность, предусмотрительность, порядок, умеренность, устав, глазомер, быстрота, натиск, гуманность, и… Божие благословение».

В столице Российской империи при дворе Екатерины Второй многие вельможи считали Суворова юродивым. Он намеренно поддерживал это заблуждение, и Екатерина прекрасно понимала его чудачества. Даже частенько подыгрывала.

Немка по рождению, она очень внимательно изучала русскую культуру и православие, которое приняла при коронации. В православной традиции юродство всегда считалось особым знаком, благословением Божиим, даже формой святости. Религиозный подвиг юродства, как считалось, состоит в отвержении мирских благ. «Мы безумны Христа ради, – проповедовал апостол Павел, – потому что немудрое Божие премудрее человеков».

Однако при дворе проповедь Христа и его учеников считалась иными царедворцами безумством по отношению к устоявшимся в то время порядкам. Зная их отношение к себе, Суворов частенько демонстрировал чудачество. И вовсе не шутки ради. Однажды, когда Екатерина за обедом спросила Суворова, не хочет ли он остаться в Петербурге, он начал безудержно чихать, поразив всех присутствующих, и приговаривать: «Прости, будь милостива, матушка царица, никак не могу! Льстивка, лживка, лукавка! Воняет… душно, апчхи!» Так что фаворит императрицы граф Зубов вынужден был даже отодвинуться. А Суворова это только развеселило.

В другой раз, приехав на приём к Екатерине, он сначала сделал три земных поклона перед иконой Божией Матери, а потом только подошёл к государыне. Екатерина преподнесла Суворову за взятие Праги соболью шубу, крытую зелёным бархатом. Он же спустя некоторое время отдал её простому моряку. Он не любил щегольства и, если замечал, что кто-то из его офицеров слишком уж принарядился, вдруг начинал кричать по-птичьи, делая вид, что очень испугался, уползал в угол, прятался за стол и просил, «чтобы от него поскорее убрали это привидение». Тем самым он приучал офицеров к скромности, к тому, что сначала надо думать о солдате, а потом уж о собственной красоте.
Чудачества Суворова многих возмущали. Да и могли ли понравиться дворянам, которые говорили исключительно по-французски, не зная толком родного языка, его насмешки над ними? Или обливание нерадивых и пьяных холодной водой, петушиные крики и собачий лай при встрече со знатными вельможами – всё это создавало Суворову репутацию в свете, что он сумасшедший. Но Александра Васильевича такое мнение не трогало. На самом деле Суворов лишь хотел показать, насколько ложны истины, которым следуют эти вельможи, насколько они далеки от Бога. Так испокон века вели себя юродивые на паперти в церквях.

Автор: Виктория Дьякова

Продолжение читайте в №6/2020 журнала «Тёмные аллеи»