Образ лихого вояки и легкомысленного повесы был прекрасной маской для умного и расчётливого разведчика, оказавшегося при особе Наполеона. Александр Иванович Чернышёв передавал в Санкт-Петербург сведения, значение которых трудно было переоценить в условиях войны – той, что надвигалась на Россию.

Когда в конце августа 1807 года граф Пётр Александрович Толстой был отправлен послом в Париж, Александр Чернышёв оказался в числе офицеров, которые должны были составлять посольскую свиту, но император Александр I избрал своего бывшего камер-пажа для отношений с Наполеоном, выходивших за круг официальной дипломатии.

Для начала Чернышёву было поручено передать Наполеону письмо от российского государя, и в связи с этим он был представлен ему графом Толстым. Можно себе представить, как забилось сердце молодого человека, когда ему сообщили, что его ждут во дворце Тюильри…

Как понравиться Наполеону

Император французов, пребывая в добром расположении духа, бывал весьма разговорчив. В тот день он вспоминал действия корпуса маршала Нея в ходе прусской кампании. Когда взгляд его упал на Чернышёва, он, удивлённый видом двух новеньких наград на мундире молодого человека, спросил:

– А, вы один из моих недавних врагов! Где вы заслужили эти кресты?

Чернышёв без смущения ответил:

– При Аустерлице и Фридланде!

Тема, интересная обоим, была найдена, и Наполеон продолжил расспросы. Чернышёв отвечал с достоинством и порой осмеливался возражать первому полководцу мира. Граф Толстой, раздосадованный непринуждённостью своего подопечного, подавал ему знаки, чтобы тот умерил пыл, но Чернышёв их не замечал. Или делал вид, что не замечает.

Императору французов суждения Чернышёва и его открытость понравились настолько, что разговор продолжался более часа. С тех пор Наполеон оказывал ему особую благосклонность и в ответе русскому императору упомянул его с похвалой.

Чернышёв пробыл в шумном и прекрасном Париже всего одиннадцать дней. Однако, произведя благоприятное впечатление на императора, он успел оставить неизгладимый след и в столичном высшем свете. Его вспоминали как «le beau russe» (красавец-русский). В обратный путь он тронулся 17 февраля 1808 года с письмом от Наполеона.

Доверенное лицо двух императоров

В Санкт-Петербург Чернышёв вернулся 4 марта, а уже через три недели вновь отправился в Париж, чтобы лично вручить Наполеону письмо Александра о захвате русскими Финляндии. Так молодой офицер стал доверенным лицом двух императоров. В столице, однако, Чернышёв Наполеона не нашёл, поскольку тот отбыл в Байонну, куда по его приказу маршал Мюрат доставил испанскую королевскую семью.

Император принял Чернышёва в замке Маррак под Байонной как старого доброго знакомого. Ответа он не давал четыре дня, однако скрасил ожидание приглашением к своему столу – такой чести редко удостаивали даже иностранных послов. Наполеон явно намеревался этим жестом выразить русскому офицеру своё особое расположение.

Подобные детали не ускользают от внимания правителей. И на очередной аудиенции император Александр заявил, что намерен поощрить склонность своего верного кавалергарда к военному ремеслу. Он сказал, что совершенствоваться ему предстоит… при Наполеоне. С переходом в полное его распоряжение. Так Чернышёв стал военным наблюдателем при французской армии, на тот момент лучшей в мире. И он наблюдал за взятием Вены, участвовал в битвах при Асперне-Эслинге и Ваграме.

После асперн-эслингского поражения французов 22 мая 1809 года Чернышёв переправлялся через Дунай в одной лодке с Наполеоном. Тот, удручённый, поручил ему известить императора Александра о проигранной битве:

– Послушайте, Чернышёв, австрийцы, конечно же, раструбят про свою победу, и до вашего императора могут дойти разные ложные слухи. Сделайте одолжение, напишите ему, как всё было. Напишите сущую правду.

Задание выглядело весьма деликатным: очевидно было, что письмо вскроют и содержание его станет известно. Чернышёв решил изобразить положение в истинном свете: рассказать о потерях австрийцев и французов (24 000 человек против 30 000). Не скрыл того, что Великая армия была отброшена за Дунай, а сам Наполеон едва не попал в плен. А в конце сумел одной фразой компенсировать в глазах Наполеона всё неприятное для него содержание: «Государь, поражение французской армии было таким, что если бы австрийцами командовал сам Наполеон, то гибель французов была бы неизбежна!» С этого времени Наполеон стал выказывать в адрес молодого русского офицера ещё большее расположение.

Оставаясь при Наполеоне в качестве доверенного лица императора Александра, Чернышёв получил повышение: 6 июня 1809 года его назначили флигель-адъютантом, а 9 октября произвели в ротмистры. От Наполеона же за неустрашимость в ваграмском сражении Чернышёв получил крест Почётного легиона. Всего с 1808 по 1812 год по «особенным назначениям» императора Александра I Чернышёв шесть раз ездил в Париж. Наполеону он очень нравился своим умением в разговорах о военном деле кстати и весьма умно подавать реплики, которые просто обожал император французов.

Но Чернышёв не просто льстил Наполеону и подавал реплики, он ещё и выполнял важные разведывательные функции. Например, во время пребывания в замке Маррак он «просчитал» будущую судьбу членов испанской королевской фамилии. Судьба эта была незавидна. Очень скоро в обстановке «дружественного нажима» со стороны Наполеона король Испании Карл IV подписал акт отречения в пользу Жозефа Бонапарта, старшего брата императора французов. Так вот Чернышёв, вернувшись в Санкт-Петербург, сообщил свои догадки императору Александру и предсказал это падение испанской линии Бурбонов. К тому же на обратном пути в Россию ему удалось собрать немало секретных сведений о составе и численности французских войск, находившихся в Испании, о сильном «возбуждении испанских умов» против французских захватчиков и т. д. Всё это он подробно изложил Александру I, чем доставил императору большое удовольствие.

Автор: Сергей Нечаев

Продолжение читайте в №5/2020 журнала «Тёмные аллеи»