Поблизости от возрождающейся в наши дни ВДНХ, параллельно вечно загруженному от обилия автомашин проспекту Мира, в воды Яузы глядится и не может наглядеться на своё отражение мост. Да не просто мост, а белокаменный многоарочный красавец. Родом аж из восемнадцатого столетия. Ну разве это ж не чудо, что он сохранился в своём первозданном виде в столице России до наших дней?! Открываясь взору неожиданно-негаданно, он заставляет обратить на себя внимание, ведь подобного моста в Москве больше нет. В его истории, если основательно покопаться, можно найти много чего таинственного и загадочного.

 Водовозы и Москве угрозы

В наши дни очень сложно и даже невозможно представить, что пару веков назад воду жители центра Москвы брали из городских водоразборных фонтанов и несли её в кадках и ведёрках в свои дома. Только много ли принесёшь в двух руках? А ведь воды нужно было много: и для питья, и для приготовления пищи, и для мытья, и для стирки. Вот и приходилось москвичам ходить за водой несколько раз на дню и выстаивать очереди из таких же страждущих. Конечно, те, кто был побогаче, пользовались услугами водовозов, доставлявших в их дом или квартиру бочку-другую с водой. Немудрено, что профессия водовоза была очень востребованной – чуть ли не каждый десятый москвич работал возчиком воды.

Была и ещё одна проблема, которой издавна страдала златоглавая: воды её главной реки в стародавние времена не отличались полноводностью. Другой напастью, резко ухудшившей качество московской воды, стал всплеск в XVIII веке мануфактурного производства. Об экологии тогда никто не думал, а отходы производства, не мудрствуя лукаво, просто сливали или сбрасывали в Москву-реку и её притоки. Добавим к этому, что никакой канализации не было и в помине: нечистоты либо вывозились-выносились из домов на задние дворы, либо сбрасывались-сваливались золотарями в ближайший водоём. В итоге от этого страдали сами жители, ведь водозабор преимущественно шёл из московских ручьёв и речек. Гром грянул в правление Екатерины Великой, когда в городе разразилась эпидемия чумы и вспыхнуло восстание, получившие в истории название «чумной бунт» (1771).

Вода из Мытищ пошла самотёком

После извлечённого урока власти наконец-то решили взяться за проблему с московской водой всерьёз. Летом 1779 года императрица повелела «генерал-поручику Бауэру произвесть в действо водяные работы для пользы престольного нашего города Москвы». Военный инженер Фридрих Вильгельм Бауэр взялся за дело с немецкой педантичностью и основательностью. Проведя необходимые изыскания и расчёты, он в том же году представил проект Мытищинского самотечного водопровода. Почему мытищинского? Да потому что в окрестностях Мытищ были разведаны большие запасы чистой и вкусной питьевой воды, которыми можно было снабжать население быстро растущего города. И главное: относительно уровня моря Мытищи находятся по сравнению с Москвой на возвышенности. А значит, вода могла поступать в Первопрестольную самотёком. Всё гениальное просто! Дело оставалось за малым – проложить водопровод.

Сколь бы красивым и экономически выгодным ни был проект на бумаге, реалии, как правило, оказываются иными. Недаром же городской фольклор того времени зафиксировал в памяти иное наименование моста. Не по близлежащему селу Ростокино, как он называется ныне, а... Миллионный мост. И было от чего: на строительство всей водопроводной системы, длившееся без малого четверть века, был израсходован 1 миллион 648 тысяч рублей – астрономическая по тем временам сумма!

С виду лёгок, как перо

Через несколько лет после начала строительства, в 1783 году, Бауэр умер, и воплощение грандиозного проекта в жизнь легло на плечи его соратника в этом нелёгком деле инженера Ивана Кондратьевича Герарда. В 1785 году императрица назвала перекинутый через Яузу Ростокинский акведук самой лучшей постройкой в Москве, потому что «он с виду лёгок, как перо… и весьма прочен».

Миллионный мост стал главным символом Мытищинского водопровода. Бауэром и Герардом был возведён 21-арочный белокаменный акведук длиной 356 метров с устоями высотой до 15 метров, поддерживающий канал для воды (водовод) шириной 0,9 метра с высотой стенок 1,2 метра. Это был самый большой в России каменный мост того времени. Увидеть своё детище в действии Екатерина II не успела, открытие Мытищинского водопровода пришлось на правление её внука Александра I (1804).

Но как же была спроектирована трасса Мытищинского водопровода?! От ключевых источников поблизости Мытищ вода отводилась к подземной кирпичной галерее с высотой и шириной около метра. На всём её протяжении (расстояние от тогдашней Москвы до Мытищ составляло 20 вёрст) из-за постепенного понижения уровня вода шла в златоглавую самотёком.

Однако ещё в самом начале сооружения водопровода его создателями была допущена существенная ошибка, постоянно аукавшаяся впоследствии. Кирпичная галерея, внутри которой самотёком шла вода в Москву, была положена на массивные деревянные балки-лежни. Бауэр посчитал, что в воде дерево не будет гнить, но... С водой соприкасалась лишь одна сторона балок. В результате уже довольно скоро балки стали подгнивать и проседать. Деформация уровня вызывала частые трещины в галерее и протечки воды, из-за которых водопровод приходилось постоянно латать, а значительное количество мытищинской воды просто-напросто не доходило до Москвы.

Если по пути прокладки водопровода встречались ручьи и речки, то через них создатели водопровода перебросили кирпичные акведуки. И тогда вода шла уже по ним, ведь слово «акведук» и означает «ведущий воду». Всего в Мытищинской водопроводной системе было пять акведуков, но ни один из них, за исключением Ростокинского, не сохранился. Вот такая историческая загадка.

После Ростокино трасса водопровода шла через Сокольники и Каланчёвскую площадь, а заканчивалась на Трубной площади, где был установлен водоразборный фонтан. Вспомним известную картину художника Василия Перова «Тройка» (1866) из Третьяковской галереи: изнемогая под тяжестью огромной обледенелой бочки с водой, дети еле везут её на санях в зимнюю стужу от Трубы (так в московской топонимике называлась и называется Трубная площадь) в гору по крутому Рождественскому бульвару. Перепад высот и в наши дни, спустя более полутора веков, остаётся в этом месте весьма значительным, так что можно представить, с какими трудностями была сопряжена доставка воды в дома горожан. Водоразборные фонтаны помимо Трубной площади соорудили также на Сухаревской и Каланчёвских площадях. Водоразборная чаша была установлена и в Мытищах.

Дмитрий Зелов

Продолжение читайте в №8/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , , ,