При упоминании войн европейцев с индейцами вспоминаются образы, почерпнутые из романов Фенимора Купера и Майн Рида об отчаянной борьбе за свои земли отважных краснокожих воинов против подлых европейских завоевателей. А если события развивались с точностью до наоборот?

Русско-индейская, или, если быть более точным, русско-тлинклитская война представляла собой ряд разрозненных военных конфликтов 1802–1805 годов российских колонистов c местными индейскими племенами тлинклитов (русские назвали их колошами).

В отличие от своих европейских собратьев русские промышленники предпочитали с населявшими Аляску аборигенами не воевать, а торговать, активно используя их знания и умения, а также в качестве проводников и охотников. Война с тлинклитами стала исключением, оказавшись единственным кровавым эпизодом в истории Русской Америки.

В самом конце XVIII столетия Российская империя, перешагнув через Тихий океан, закрепилась на юго-восточном побережье Аляски. Однако воинственным индейцам, жившим в юго-восточной части Аляски от залива Портленд-Канал на юге до залива Якутат на севере и прилегающих островах, приплывшие из-за моря бородатые чужеземцы, организовавшие на их землях масштабный промысел каланов, пришлись явно не по душе: инициированные краснокожими эпизодические столкновения начались с момента появления русских на землях колошей.

К войне тлинклитов активно подстрекали европейские соседи по Американскому континенту, стремившиеся выдавить русских конкурентов по пушному промыслу с Аляски и потому всячески ублажавшие краснокожих аборигенов – дарили тем безделушки, «огненную воду», продавали огнестрельное оружие. Колошам было выгодно сбывать, как и ранее, столь ценимые бледнолицыми шкурки каланов европейским колонистам, в то время как русские, обосновавшиеся на побережье Аляски, с их массовым выловом морского зверя, по сути, разрушили хорошо налаженный бизнес краснокожих. Русско-индейская война стала неизбежной.

Продолжение читайте в декабрьском номере (№12/2020) журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Дмитрий Зелов