Эпоха европейского Просвещения была богата на авантюристов. И некоторые имена прочно вписаны в историю.

 

В июле 1785 года Фредерик Сезар де Лагарп, наставник восьмилетнего великого князя Александра, предложил ему описать историю основания Рима. Будущий император Российской империи Александр I сел за парту и каллиграфическим почерком вывел по-французски первую фразу: «Рим был основан 2537 лет тому назад Ромулом, авантюристом, населившим его сбродом из всех соседних племён. Так возник народ, впоследствии так славный».

Оказывается, первый камень в фундамент Вечного города заложил обычный искатель приключений. И это был не единственный случай: авантюристы всегда держали руку на пульсе истории, основывая царские династии и разрушая державы.

Особая роль отводилась рыцарям фортуны в эпоху Просвещения. Поборники науки подняли на щит идеалы рационального познания мира. Но чем стройнее выдвигались теории, тем иррациональнее становилась сама жизнь.

Словно в пику прогрессивным учёным, при дворах европейских монархов с радостью принимали чудотворцев, лечивших наложением рук, и алхимиков, суливших несметное богатство и вечную молодость.

Именно в этот момент неразберихи, когда наука только утверждала свои основы, а мистика стала неотличима от мистификации, на сцену вышли отчаянные маргиналы из третьего сословия. Их путь на вершину славы лежал через аферы и плутовство, но они оставили заметный след в культурном пространстве Европы.

Кто не слышал о приключениях Джакомо Казановы, Калиостро или графа Сен-Жермена. Но менее известных авантюристов было гораздо больше. Казанова упоминает в мемуарах более сорока фамилий искателей счастья – немцев, французов, далматинцев и даже одного русского, сына часовых дел мастера из Нарвы. Путешествуя по европейским столицам, мошенник по имени Карл Иванов долгое время успешно выдавал себя за принца Карла Курляндского.

Авантюристы не просто дурачили публику, занимаясь шпионажем и соблазняя прекрасных дам, они оставили по себе богатое литературное наследие: памфлеты, мемуары и переписку с монархами, содержащую проекты налоговых реформ и планы утопических городов будущего.

Бернарден де Сен-Пьер, позднее ставший во Франции известным писателем, приехал в Россию в сентябре 1762 года, вскоре после утверждения на престоле Екатерины II. Он прибыл из Германии без денег и рекомендаций, на одном корабле с труппой бродячих артистов.
Ему удалось быстро войти в доверие к графу Иоганну Миниху и французским офицерам на русской службе. Вскоре он уже был представлен ко двору. Решив произвести впечатление на императрицу, Сен-Пьер принялся составлять фантастические проекты, достойные театра абсурда.

Подробнее читайте в №7/2022 журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Михаил Жаровский