Вглядываясь через закованную в гранит амбразуру форта «Константин» в туманные дали Финского залива, невольно начинаешь ощущать таинственный ход времени. В мёртвой тишине, нарушаемой лишь свистом ветра в подземных казематах и далёкими протяжными гудками ледоколов, пробивающихся через покрытые снегом торосы, время на месте не стоит. Только здесь и сейчас это не непрерывная физическая величина, а самая настоящая История.

В самый разгар Северной войны, в ноябре 1703 года, Пётр I отчалил на яхте от набережной только что начинающейся строиться Северной Пальмиры и вышел в устье Невы. Государь искал подходящее место для морского форпоста, чтобы надёжно прикрыть будущую столицу от нападений шведского флота. Выбор пал на остров Котлин. С этого момента и началась история Кронштадта, который никогда не был завоёван неприятелем.

Пётр Великий был безусловным новатором. Даже в такой, казалось бы, мелочи, как создание репортажей с мест событий. В его эпоху о фотографии ещё и не помышляли, но были художники, которые «по горячим следам», будучи в гуще дел и баталий, запечатлевали происходящее. В 1703 году в Россию приехал с семьёй голландский гравёр-офортист Питер Пикар. Он организовал при постоянно передислоцирующейся по берегам Невы русской армии походную гравировальную мастерскую. И именно его гравюры – жанр в то время необычайно популярный и востребованный, донесли до нас «пороховой аромат» той поры. Он запечатлел пленные шведские корабли «Гедан» и «Астрильд» – это была одна из знаковых побед петровской армии, создал первый план Санкт-Петербурга, в 1704 году гравировал башню Кроншлот, с которой и началось строительство Кронштадта, а затем и окружающих остров многочисленных фортов.

Каким был первый форт Котлина, можно судить по модели, украшающей экспозицию «Музея истории Кронштадта». Теперь это канувшее в Лету лаконичное по архитектуре, но грозное сооружение – своеобразный символ города военно-морской славы, родины многих научных открытий и изобретений мирового масштаба. Но многие ли знают, что в настоящее время Кронштадт, соединённый теперь с Большой землёй дамбами со скоростной автомагистралью, окружают ещё и 23 форта, которые строились, а затем не раз реконструировались на протяжении двух веков? Далеко не все они в наши дни открыты для посещения. Но один из них – форт «Константин» с недавних пор стал доступен для туристов, и здесь даже действует уникальный «Музей маячной службы», который открывает удивительно романтичный мир морских маяков.

Полную версию материала читайте в апрельском номере (№4/2021) журнала «Чудеса и приключения»

Автор: Александр Нефедов

Фото автора