Ватикан многолик. Для любителей искусства Ватикан – это уникальное и грандиозное собрание шедевров великих мастеров прошлого. Гением Браманте, Рафаэля и Микеланджело возведён собор святого Петра, поражающий воображение размерами и роскошью внутреннего убранства. Историки отдают дань уважения Ватикану за его богатейшие архивы, собрания редчайших рукописей и старинных книг. Для 800 миллионов католиков Ватикан – центр духовного притяжения, где, по преданию, принял мученическую смерть князь апостолов Пётр, а ныне живёт его приемник, первосвященник всемирной церкви, патриарх Запада, носитель верховной власти государства-города Ватикан, глава католической церкви Папа Римский.

Однако у Ватикана есть ещё одно обличье, которое неведомо туристам и миллионам верующих. Это мир политических интриг, финансовых афер, махинаций с недвижимостью, с произведениями искусства, являющихся церковной собственностью, и, наконец, мир шпионских козней. Немалую роль играет и то обстоятельство, что Ватикан был и остаётся центром, в котором сосредотачивается масса разнообразной, и не только религиозной, информации. Это в значительной степени в своё время определило главное направление устремлений разведок социалистических стран по внедрению в Ватикан своих информаторов...

 Монах из Ватикана работал на «Штази»

Историю советского шпионажа в Ватикане изложил в своей книге «Spies In The Vatikan» («Шпионы в Ватикане») бывший офицер РУМО, военной разведки Соединённых Штатов, Джон Келлер, который в 1980-е годы был советником президента Рейгана.

После изучения документов, рассекреченных по окончании холодной войны в Москве и других столицах восточноевропейских стран, Келер пришёл к выводу, что руководство Советского Союза приняло решение внедрить своих агентов в Ватикан в 1960-е годы, когда тот начал проводить так называемую восточную политику, воспринимавшуюся в Москве как вмешательство во внутренние дела соцстран.

Операцией руководил Маркус Вольф, начальник Главного управления разведки (ГУР) Министерства госбезопасности (более известного как «Штази») Германской Демократической Республики. Вольфу, который возглавлял «Штази» почти 30 лет, удалось провести ряд дерзких акций по внедрению в директивные органы Святого Престола своих секретных сотрудников – Пауля Диссемонда, бенедиктинского монаха Ойгена Браммерца.

Диссемонд начал работать на «Штази» в 1974 году, когда он занимал пост генерального секретаря Немецкой епископской конференции. Это он информировал «Штази», что тогдашний государственный секретарь Римской курии кардинал Агостино Казароли установил контакты с рядом епископов ГДР и Польши для проведения совместной с Ватиканом враждебной социалистическим странам политики. Политики, которая была рассчитана на подрыв и ослабление социалистического лагеря в целом.

Монах-бенедиктинец Ойген Браммерц был завербован контрразведчиками «СМЕРШ» в мае 1945, когда он как военный врач «Люфтваффе» был интернирован в лагерь военнопленных.

В 1975 году Браммерц был отправлен трирским бенедиктинским аббатством св. Матфея в Рим, где стал работать переводчиком в редакции немецкого издания ватиканской газеты «Оссерваторе романо». Со временем ему удалось проникнуть в комиссию Святого Престола по науке, членом которой являлся кардинал Казароли, «архитектор восточной политики».

Самым крупным успехом «Великолепного монаха» – под этим псевдонимом Браммерц проходил в платёжных ведомостях «Штази» – явился отчёт, составленный им и отправленный Маркусу Вольфу. В отчёте были даны исчерпывающие характеристики всем лицам, причастным к реализации «восточной политики».

После избрания краковского кардинала Кароля Войтылы на папский престол под именем Иоанна Павла II, «Великолепный монах» регулярно отправлял в «Штази» донесения о «растущем влиянии польского духовенства в Ватикане».

Клеймо для Хеймо

Ближе всех приблизиться к Папе Иоанну Павлу II удалось другому агенту, польскому священнику Конраду Станиславу Хеймо, который водил дружбу с Каролем Войтылой ещё со времён совместной учебы в Краковском университете. В Италии патер Хеймо занимался организацией паломничества католиков из Польши в Рим и имел неограниченный доступ к Понтифику, вплоть до последних дней его жизни. Возможно, поэтому дело Хеймо считается самым шокирующим.

Обвинения против Хеймо были выдвинуты в 2005 году Леоном Кьеросом, тогдашним директором польского Института национальной памяти (ИНП), собирающего и исследующего документы, связанные с деятельностью спецслужб Польской Народной Республики.

По мнению Ярека Целецкого, другого польского священника, занимавшего пост директора Информационной службы Ватикана, Хеймо всегда отличался фанатичной преданностью Войтыле, и если он действительно работал на польскую службу безопасности, то это было исключительно по принуждению или из-за благих побуждений, которые навредить Понтифику никак не могли...

На пресс-конференции в Риме, сразу после того, как ему приклеили клеймо агента коммунистической спецслужбы, патер Хеймо категорически отверг выдвинутые против него обвинения в шпионаже. Однако признал, что часто вёл себя «как наивный человек». Посетовал, что если его и можно в чём-то упрекнуть, то только «в излишней болтливости». С его слов выходило, что он мог иногда делиться подробностями о жизни и деятельности Папы Римского с людьми, надёжность которых была ему неизвестна. «В любом случае, – оправдывался патер, – этим людям я рассказывал о Папе лишь то, что можно было почерпнуть из открытых источников печати».

Игорь Атаманенко

Фотография: Shutterstock.com

Продолжение читайте в №2/2018 журнала «Чудеса и приключения»

Теги: , ,